Статьи

Кому и зачем в России нужен миф о вездесущей руке Запада?

07.06.2016 00:03

Последнее время многие эксперты, и не только российские, тиражируют очередные и очень вредные мифы о том, что, мол, все происходящее на постсоветском пространстве имеет исключительно прозападный и антироссийский характер, оставляя при этом за скобками роль и место России в этих процессах. Возникает вполне закономерный вопрос – Россию все устраивает в происходящем? Если «нет», то где наши действия, где ответ на происходящий «беспредел» со стороны Запада в российской зоне влияния? И если говорится исключительно о том, что происходящее есть функция от западной активности, то, наверное, надо говорить в таком случае не только об этом, но и о том, что нам мешает проводить свою линию, гнуть свою политику. Иначе анализ, который должен якобы быть, предстает однобокой и даже вредной пропагандой, наносящей вред исключительно нам самим.

Например, возьмем в качестве примера ремарку эксперта Российского института стратегических исследований (РИСИ) Дмитрия Александрова: «На всем постсоветском пространстве идут процессы консолидации ультралиберальных и националистических сил. Это ультралиберальные силы, которые придерживаются западнических воззрений, и националисты, которые придерживаются не только антироссийской позиции, но и в целом возвеличивания своей титульной национальности. Руководство Казахстана пытается достигнуть некоего баланса, хотя националисты, особенно в интеллигентских кругах, либералы стараются весьма успешно продвигать свои представления».

Эти эксперты не понимают, что своими непрофессиональными оценками закладывают очень вредные как для руководства России, так и для населения мифы о вездесущей руке Запада. При этом вопрос о том, где «вездесущая рука Москвы» как-то обходится вниманием – конечно, гораздо легче заниматься возвращением царских самозванцев на престол и прочей дурной пахнущей коричневой белогвардейщиной, чем серьезной работой на внешних политических рынках, чтобы западные институты писали о своих поражениях в условиях активной политики Москвы.

Кроме того, необходимо понимать, что после распада СССР и несменяемости политических и бизнес-элит во многих постсоветских странах – Беларуси, Казахстане, Узбекистане, Туркменистане, Таджикистане, и, по сути, продолжением в этих странах того политического застоя, который был в Советском Союзе при Брежневе, не занимаясь созданием активных социальных лифтов для наиболее активной политической и экономической части населения, все туже зажимая крышку котла и не выпуская политический пар, не решая огромнейшие социально-экономические проблемы, возникшие за период после распада СССР, руководство этих стран, особенно в Средней Азии, рано или поздно столкнется с неконтролируемым выбросом народной энергии.

Как совершенно справедливо отмечает Виталий Кулик, директор украинского Центра исследований проблем гражданского общества, в том же Казахстане «после майских «земельных бунтов» произошла стремительная радикализация в обществе. И субъектом нового протеста оказались не элитарные группировки в окружении Назарбаева или простестные инициативы, а вооруженные группы инсургентов. Любое «закручивание гаек» приводит к тому, что срывается резьба. Одними запретами, террором и силой диффузное сопротивление остановить не возможно.

Авторитарная модернизация Казахстана от Назарбаева утомила даже средний класс, который жаждет стабильности и уверенности в завтрашнем дне. Нурсултан Назарбаев управляет страной с 1989 года и моложе не становится. В то же время, в окружении президента сложно выделить того, кого бы приняло казахстанское общество. Нельзя сказать, что сам Нурсултан Абишевич сильно переживает по этому поводу. Не лояльной оппозиции к Назарбаеву в легальном политикуме просто нет. Соответственно, нет социальных лифтов, которые бы двигали наверх молодежь. Особенно ту, которая не принадлежит к привилегированным кланам или нужным джузам.

В стране большое количество безработной молодежи, не имеющей специальности и не прошедшей социализации в армии и других структурах. Эта молодежь концентрируется в городах, но является в этих городах пришлым населением. Доходы позволяют подняться чуть выше физического выживания. В этой среде начинает развиваться синдром молодежи без будущего (как в странах Магриба перед арабской весной). Эта же среда становиться питательным гумусом для роста религиозного фундаментализма. Но тут вместо того, чтобы работать с духовенством и прихожанами, власти Казахстана ввели ограничения на отправление молитв в общественных местах, пропаганду религиозных общин, сузили возможности миссионерской деятельности и значительно усилили контроль за религиозными организациями со стороны государства».

Данную точку зрения разделяют и наиболее авторитетные казахские эксперты: «По мнению господина Сатпаева, люди вышли на улицы не только из-за поправок к Земельному кодексу, но и из-за других непопулярных решений правительства и спада экономики. «Я часто сравнивал казахстанское общество с торфяником,— говорит эксперт.— Они горят внутри, но пламя иногда вырывается и показывает, что все не так уж хорошо. Протестные настроения есть, они никуда не делись».

Похожую точку зрения высказал и другой казахстанский политолог, аналитик Ассоциации приграничного сотрудничества Марат Шибутов. По его словам, «люди устали от экономического кризиса и социальных проблем», в то время как с поправками к Земельному кодексу они знакомы плохо. Оба эксперта также называли «глупым» утверждение о том, что протесты в Казахстане спровоцированы внешними силами».

Более детально данную позицию Марат Шибутов освещает в докладе «Терроризм в Казахстане – 2011-2012 годы»: «Для государства вести масштабную борьбу с террористами сейчас означает признать: Что стабильность в Казахстане отсутствует. Большое социальное расслоение приводит к поиску идеологии социальной справедливости и это не социализм, а именно ваххабизм. Полный провал в религиозной политике. Провал в социальной политике. Поощрение ислама привело к росту терроризма. Силовые органы не могут выполнять своих основных функций. Основные угрозы безопасности исходят изнутри».

То есть, почва для массовых социальных волнений во многих авторитарных странах СНГ вызревает сама собой. Это – катастрофически низкий уровень жизни, отсутствие социальных гарантий, нижайшие образовательные, здравоохранительные стандарты, произвол и коррупция властей сверху донизу, которая худо-бедно пресекалась в СССР, и так далее, и тому подобное. Страны Средней Азии за двадцать пять лет постсоветской истории откатились в современное средневековье при сохранении внешних атрибутов светскости и цивилизованности начала двадцать первого века. А власти даже понятия не имеют, как купировать эти проблемы. А Россия, в рамках имеющихся договоренностей, почему-то боится или стесняется напомнить элитам этих республик о том, что пора бы уже самим наводить порядок в своих странах, если они претендуют ими руководить.

Социально-экономическая ситуация в Казахстане начала ухудшаться еще в начале 2014 году. Спад цен на нефть привел к тому, что правительство было вынуждено отпустить местную валюту в свободное плавание. Валюта обвалилась с 270 тенге за доллар в конце октября до 375-380 тенге за доллар сейчас. «Уровень благосостояния населения в 2016 году продолжает падать. В долларовом эквиваленте зарплаты уже упали почти в два с половиной раза. Упал и спрос населения на товары и услуги, что негативно сказалось на финансовом состоянии компаний и частных предпринимателей. По прогнозам МВФ, рост ВВП Казахстана в этом году составит 0,1%, а в следующем — 1%. На фоне стагнирующего экономического роста и постоянного повышения потребительских цен все больше казахстанских семей оказываются в тяжелой ситуации.

По словам казахского экономиста Айдара Алибаева, все это негативные последствия кризиса сырьевой модели экономики Казахстана. В 2016 году фиксируется чрезвычайно высокая безработица (вместе с так называемыми «самозанятыми» составляющая до половины трудоспособного населения), «обескровлено» сельское хозяйство, усугубилась деградация системы здравоохранения, образования и науки, неэффективный коррумпированный госаппарат впадает в прострацию. В итоге, по мнению Алибаева, «налицо обанкротившаяся модель сросшегося с бизнесом худшего варианта советской чиновничьей системы, основанного на недемократическом характере принятия решений и закрытой эксплуатации сырьевых ресурсов».

Блогер Ныгмет Ибадильдин считает, что сейчас стало трудно покупать лояльность населения, т.к. нефтяной рог изобилия иссяк. Исторически, когда у нефтяных государств кончались деньги, они обычно становились более либеральными, создавали возможности для предпринимательства и в целом ослабляли гайки. Но в Казахстане этого не произошло и не произойдет. Власти в ответ на экономические проблемы начнут прибегать к репрессивным мерам».

Вот истинные причины политического кризиса постсоветского пространства. И надо разъяснять именно это – провальную политику местных властей, а не транслировать мифы о вездесущей руке Запада, который, естественно, использует складывающуюся ситуацию в своих интересах. А вот почему только Запад использует эти факторы для активного продвижения своих интересов, а не Россия – это как раз вопрос к РИСИ, который, по идее, и должен заниматься именно этим – активным продвижением российских национально-государственных интересов, а не подсчитывать российские поражения то тут, то там, и заниматься пустопорожними и никому не нужными от данной структуры констатациями. 

Другие публикации


06.12.16
Ноам Хомский о политическом моменте в США
03.12.16
Новая Концепция внешней политики Российской Федерации
01.12.16
Последние дни западного мироустройства
20.10.16
Реформа Администрации президента России
07.10.16
Почему МИД Латвии не запрещает въезд в Латвию Мединскому и Якунину?
VPS

Новости партнёров


Загрузка информера...