Документы

Спасут ли президент Сербии и банки финансовую систему Белоруссии?

18.03.2013 03:09

Обзор белорусских СМИ

 

Визит Томислава Николича: геополитический поворот или простой пиар?

Не раз приходилось убеждаться, что природная скромность, свойственная белорусам, часто идет нам же самим во вред, пишет в своей статье, опубликованной на сайте госинформагентства БелТА главный редактор официального издания Администрации президента Белоруссии «Белорусская мысль» Вадим Гигин. Свежий пример – на этой неделе в Минске случилась политическая сенсация. Мы же сделали вид, что ее не очень-то и заметили.

Нашу страну с официальным визитом посетил президент Сербии Томислав Николич, отмечает Гигин. Главный итог, который как-то потонул в череде сообщений о перспективах экономического и гуманитарного сотрудничества – Сербия де-факто вышла из режима санкций, введенных Европейским союзом в отношении Белоруссии. Это крупнейшая победа отечественной дипломатии за последнее время.

Тут же стали рождаться конспирологические версии, пишет политолог. Дескать, Николич приехал в Минск с тайной миссией по поручению Евросоюза. Единственное тому подтверждение – недавняя его встреча с Кэтрин Эштон. К счастью или к сожалению (уж не знаю!), но это всего лишь домыслы. Во-первых, и сам сербский президент для ЕС-овцев этакий enfant terrible. Во-вторых, секретные миссии не обставляются с подобной торжественностью и не проходят в искренней и дружеской атмосфере, как это было в Минске. И ордена, само собой, в таких обстоятельствах не принято вручать.

Томислав Николич высказался вполне ясно о цели своего визита: «В определенный момент у нас был перерыв в отношениях, но это было временное явление. Вы знаете, что отношения между нашими государствами и народами ничто не может прервать. Мы осознали эту свою ошибку и будем делать все, чтобы ее исправить. У Сербии нет врагов, а Белоруссию  мы считаем своим самым важным другом», говорится в статье.  Ну а президент Белоруссии имел все основания выразить свои чувства именно таким образом: «Сегодня мы приветствуем близкого по духу человека, представителя той страны, к которой мы относились и относимся с большой любовью».

Поэтому визит Николича в Минск – продуманный, смелый и мужественный шаг настоящего патриота своей Родины, пишет Гигин. Он признался, что давно искал повод наладить нормальные отношения со страной, которая близка ему по духу и которую он искренне любит. И все же официальная политика руководства Сербии – курс на вступление в Евросоюз. К сожалению, в условиях затянувшейся пассивности России на Балканах иного пути для этой страны до сих пор не просматривалось. При прошлом президенте Борисе Тадиче Сербия регулярно присоединялась ко всем антибелорусским заявлениям и акциям, которые предпринимались ЕС-овцами. Томислав Николич решил прекратить эту бессмыслицу. В Минске главы двух государств договорились встретиться в конце этого года или начале следующего уже на сербской земле. Иначе говоря, Сербия намерена проигнорировать ограничения на въезд на свою территорию тех белорусов, которых ЕС внес в «черный список». И проделано это без всякого согласования с Брюсселем, Берлином или Парижем, а уж тем более Варшавой.

Кстати, продолжает политолог,  сам Томислав Николич не скрывает своего разочарования той политикой, которую проводят в отношении его собственной страны ЕС-овцы: «Может быть, до сих пор казалось, что Сербия готова сделать все для того, чтобы стать членом ЕС. И тогда у всех повысился аппетит. Сегодня я сказал, что существуют вещи, которые Сербия не готова сделать даже ценой вступления в ЕС». Какой же выход из этой ситуации? Единственная альтернатива для Сербии, единственная возможность спасти Косово – это поворот на Восток. И в Минске были сделаны некоторые заявления, которые дают надежду, пусть небольшую, на реализацию подобного сценария. Сербия заключила соглашение о свободной торговле с государствами-членами Таможенного союза. Ее президент официально заявил о заинтересованности в дальнейшем углублении экономических отношений с интеграционной тройкой. Конечно, это пока робкие шаги. Но кто знает, во что они могут развиться?

В 1999 году, накануне и в ходе натовской агрессии против Югославии, обсуждался вопрос о присоединении этой страны к Союзу России и Белоруссии, говорится в статье. Александр Лукашенко, прилетев тогда в Белград и проводя под ракетно-бомбовыми ударами НАТО переговоры со Слободаном Милошевичем, открыто говорил, что находится в Югославии не только как руководитель Белоруссии, но и как председатель Высшего Государственного Совета Союза России и Белоруссии. Однако тогда планам по включению Югославии в интеграционный процесс государств, близких ей по культуре, религии и языку, не суждено было сбыться.

Сейчас такой шанс есть, считает политолог. Да, Сербия отделена от нас территорией других стран. Да, у нее нет даже выхода к морю… Можно найти еще сотни причин, по которым наше сближение невозможно. Но, тысяча чертей, для России, да и для Белоруссии, принципиально важно, чтобы Сербия не вступила в НАТО и ЕС! Чтобы не потерять Балканы если не навсегда, то на очень длительный срок. Мяч, как это часто бывает, на стороне Москвы. А Минск, тоже уже традиционно, опережает своего главного союзника на один-два шага, резюмирует Вадим Гигин.

На фоне мартовской метели свалился как снег на голову с визитом в Минск сербский президент Томислав Николич, пишут «Белорусские новости». Это его приземление в «последней диктатуре Европы», похоже, стало сюрпризом не только для здешних аналитиков, но и для политиков стран ЕС.  Фишка в том, что де-факто гость нарушил режим европейских санкций против официального Минска, к которым присоединилась стремящаяся в ЕС Сербия и которые предусматривают запрет на контакты такого уровня.

Сразу же возникла версия, что таким образом хитрый Брюссель, нащупывая возможности разблокирования отношений, подослал к Александру Лукашенко посредника, способного размягчить душу «последнего диктатора Европы» лирикой славянского братства, отмечает издание.  Интриги добавило то, что буквально накануне вечером Николич в Брюсселе вел переговоры с главой европейской дипломатии Кэтрин Эштон, которая выполняет миссию посредника в диалоге о нормализации отношений между Белградом и Приштиной. От прогресса в этом вопросе зависят перспективы вхождения Сербии в Евросоюз.

И хоть со скрипом, но процесс, кажется, идет, говорится в статье. После встречи с Эштон 11 марта Николич заявил, что Белград и Приштина уже в этом месяце могут подписать соглашение о создании сообщества сербских муниципалитетов в Косово.  Похоже, сербский президент прибыл в белорусскую столицу прямиком из Брюсселя, даже не залетая домой.

На встрече с Александром Лукашенко 12 марта Николич поблагодарил Белоруссию за ее позицию в отношении Косово и Метохии и вручил хозяину резиденции одну из высших наград своей страны — орден Республики Сербия, пишут «Белорусские новости». «Сегодня мы приветствуем близкого по духу человека, представителя той страны, к которой мы относились и относимся с большой любовью», — заявил, в свою очередь, белорусский президент.   Взаимный пафос в этом случае не выглядел особо наигранным. Николич известен как политик пророссийского толка (то есть Минск в фарватере по умолчанию). Ну а Лукашенко, вооружившись на заре своего президентства неким ремейком панславизма, еще в 1999 году демонстративно летал в Белград, когда началась военная операция НАТО против тогдашней Социалистической Республики Югославия.

На нынешней встрече в Минске прозвучали традиционные для таких случаев заявления о готовности развивать отношения на всех уровнях и во всех сферах, выйти на реализацию крупных совместных проектов, продолжает издание. При этом Лукашенко признал, что «в наших отношениях, к сожалению, был определенный перерыв».  Следует уточнить: сдержанность в отношениях между Минском и Белградом наступила после отстранения от власти авторитарного Слободана Милошевича, которого до конца поддерживало белорусское руководство.  Тот закончил свои дни в Гааге, рухнула экзотическая идея присоединения Югославии к Союзному государству Беларуси и России, СРЮ распалась, Белград взял курс на ЕС. В общем, сербским политикам в этой катавасии было особо не до Белоруссии.

Правда, Лукашенко побывал в Сербии еще и в 2009 году, в своей манере а-ля Сочи совместив рабочий визит с катанием на лыжах на горном курорте «Капаоник», говорится в статье.  Показательно, что тогдашний сербский президент Борис Тадич с гостем встречаться не стал. Тамошняя же пресса смаковала роскошь этой поездки, живописала большую свиту и т.п., на что Лукашенко дал отлуп на пресс-конференции перед отлетом: мол, «для нашего бюджета это не стоило ничего».  Сербская пресса тогда утверждала, что высокий гость прибыл по личному приглашению местного крупного бизнесмена, владельца отеля «Гранд» Миодрага Костича.

Тогда же, в 2009-м, Лукашенко, совмещая приятное с полезным, всячески рекламировал возможности сотрудничества с Белоруссией для сербских бизнесменов, пишут «Белорусские новости».  На сегодня можно констатировать, что прорыва в экономических связях не произошло. Объем торговли Белоруссии с Сербией в 2012 году, по предварительным данным Белстата, составил 149 млн. долларов (104,4% к уровню 2011 года). При этом экспорт упал, а импорт, напротив, вырос, так что в итоге сальдо сложилось отрицательным для Белоруссии в размере более трех миллионов долларов. В общем, тренд для Минска негативный.

А каковы в этом плане перспективы, если отбросить пиаровскую риторику о духовном братстве? – задаётся вопросом издание. Андрей Елисеев, аналитик Белорусского института стратегических исследований, в интервью «Белорусским новостям» подчеркнул, что Сербия имеет соглашения о зоне свободной торговли с Россией и Белоруссией, поэтому закупать некоторые виды технической продукции в этих странах ей действительно выгоднее.

Какие-то белорусские товары вполне могут найти сбыт в этой небогатой балканской стране, но головокружительного рывка в двусторонних экономических отношениях (Лукашенко 12 марта заявил о цели нарастить товарооборот до полумиллиарда долларов) ожидать не стоит, говорится в статье. Такое мнение высказал в комментарии изданию минский обозреватель-международник Андрей Федоров.  Заявление Лукашенко о том, что «Сербия может использовать Белоруссию как плацдарм в работе с Таможенным союзом», Федоров прокомментировал следующим образом: «У Белграда отношения с Москвой еще лучше, чем с Минском». Соответственно, все вопросы можно решать в Кремле напрямую, без посредников.

Может ли Сербия настолько рассориться с Брюсселем по косовской проблеме, что откажется от вступления в ЕС и выберет курс на восток? – задаются вопросом  «Белорусские новости». Экспертам такой вариант представляется фантастическим.  Андрей Елисеев напомнил слова еврокомиссара Штефана Фюле о том, что признание независимости Косова не будет условием вступления Сербии в ЕС. Другое дело, что, ведя де-факто проевропейскую политику, Николич «думает о том, как сохранить симпатии своего консервативного, пророссийского электората», подчеркнул Елисеев.  И вот в этом, возможно, кроется главный мотив импульсивного, судя по всему, авиаброска Николича из Брюсселя в Минск.

Лукашенко на встрече с гостем обронил фразу: «Мы с белорусской стороны готовы идти в отношениях настолько далеко, насколько это приемлемо для вас», отмечает издание. Очевидно, он понимает, что прорывов в отношениях с Белградом не будет. Приоритет для Сербии — вступление в Евросоюз, и ставить под удар этот интерес даже Николич с его имиджем националиста и пророссийского деятеля не станет.  Другое дело, что этот визит (за который Брюссель не похвалит, но и особо ругать вряд ли станет) в плане пропагандистском как нельзя кстати обоим руководителям.  Белорусского президента зарубежные коллеги вообще такими вещами не балуют, каждый подобный гость — праздник для госсСМИ. В свою очередь, у националиста Николича далеко не со всеми соседями хорошие отношения (некоторые даже проигнорировали инаугурацию).  А главное, поскольку сейчас под напором Брюсселя приходится идти на компромиссы с Приштиной, важно сохранить марку хотя бы за счет риторики. И Николич в Минске подчеркнул: «Может быть, до сих пор казалось, что Сербия готова сделать все для того, чтобы стать членом ЕС. И тогда у всех повысился аппетит. Сегодня я сказал, что существуют вещи, которые Сербия не готова сделать даже ценой вступления в ЕС».

Очень похоже, что гость произносил это не столько для индифферентного белорусского обывателя, сколько для патриотической публики на своей родине, говорится в статье. Так что этот визит, по мнению Андрея Федорова, «может быть продиктован интересами пиара, желанием сербского президента показать своему электорату, что он просто так не сдает Косово и верен славянскому братству».  Ну и наконец, эта риторика, возможно, рассчитана и на выбивание некоторых бонусов у ЕС. Не только же Минску раскачивать геополитические качели!

Что же касается гипотетической миссии эмиссара Брюсселя, то маловероятно, что Эштон попутно нагрузила ей накануне трудного собеседника, пишут «Белорусские новости».. Тут бы косовскую проблему как-то перемолоть.   Хотя в принципе Николич мог бы исполнить роль посредника даже без перевода: он хорошо говорит по-русски. Но и на «великом и могучем» славянский гость мог сказать Лукашенко лишь то же, что твердили другие эмиссары на английском: для разморозки отношений с ЕС надо выпустить политзаключенных.  Возможно также, что сербский президент, известный таким экзотическим хобби, как изготовление самопального алкоголя, привез в подарок бутылку собственноручно выгнанной ракии. Потому что в отношениях Минска с ЕС действительно столько дров наломано, что без бутылки не разберешься, резюмирует издание.

Президент Сербии Томислав Николич посетил Белоруссию с официальным визитом, пишет «Наше мнение». Каковы могли быть причины этого события? Какие результаты принесли состоявшиеся переговоры? Имеется ли у сербского руководства некое «особое мнение» по поводу политики ЕС в отношении официального Минска?

Следует признать, отмечает издание, что данное посещение оказалось в высшей степени загадочным, прежде всего, из-за его абсолютной неожиданности. В наших палестинах таинственность, окружающая происходящее в верхах, является обычным делом, но представляется маловероятным, чтобы подобные обстоятельства были характерны для Сербии – все-таки страна стремится вступить в Евросоюз, и держание медиа в неведении там, как правило, не практикуется. В свете этого, кстати, возникает еще один деликатный момент: был ли уведомлен об этом визите Брюссель? Ведь Белград вроде бы хочет с ним сближения не только на словах – Сербия входит в число государств, которые присоединились к решению ЕС о введении санкций против официального Минска. В частности, все белорусские высокопоставленные лица, попавшие под известный визовый запрет, не вправе посещать эту балканскую страну.

Хотя сие ограничение формально не мешает навещать опального коллегу в его родных пенатах, европейские лидеры могли и не испытать от поступка Николича чувства глубокого удовлетворения, говорится в статье. За исключением, разумеется, ситуации, когда бы они сами санкционировали его с целью передачи некоторой тайной информации. Что, однако, крайне сомнительно в силу чересчур высокого ранга гипотетического посланника.  Поэтому больше похоже на то, что переговоры Белграда с Брюсселем зашли в тупик, и Томислав Николич решил попытать счастья на стороне извечного оппонента объединенной Европы.

Трудно сказать, в какой мере ему удалось добиться желаемого результата, пишет «Наше мнение». Перечень подписанных документов уровню официального визита, откровенно говоря, не вполне соответствует (что, кстати, говорит в пользу вывода о скоропалительности его подготовки): соглашение о сотрудничестве в борьбе с преступностью, договор о правовой помощи по гражданским и уголовным делам, меморандум о сотрудничестве в области информации. С другой стороны, во время переговоров было высказано много разнообразных намерений, так что, может, со временем образуется и что-нибудь более солидное…

На основании этих соображений ответ на последний вопрос можно сформулировать следующим образом, отмечает издание: да, скорее всего, в глубине души у нынешнего сербского руководства есть «особое мнение» по поводу политики ЕС в отношении белорусских властей, и оно либо полностью совпадает с точкой зрения последних, либо очень близко к ней. Вместе с тем, реальное поведение Белграда на белорусском направлении будет определяться преимущественно состоянием и перспективами его собственных отношений с Европейским союзом, резюмирует «Наше мнение».

Экономика: спасут ли банки финансовую систему Белоруссии?

Требование президента Белоруссии повернуть коммерческие банки лицом к экономике может стать началом очередного финансового кризиса в Белоруссии, пишет «Белорусы и рынок». Совещания правительства с участием президента иногда вызывают чувство дежавю, кажется, что все это уже было. Не стало исключением и последнее совещание 1 марта 2013 года, посвященное подведению итогов 2012 года. Некоторые аспекты этого совещания чем-то напоминали совещание с новым тогда составом правительства, прошедшее 25 февраля 2011 года. Именно на том совещании  Александр Лукашенко дал распоряжения Нацбанку, которые положили начало финансовому кризису 2011 года. На совещании 1 марта Нацбанку также были даны распоряжения, которые могут оказать негативное влияние на валютный рынок страны уже в ближайшие месяцы.

Но вначале о событиях, которые произошли два года назад, продолжает издание. А. Лукашенко тогда решил лично вмешаться в управление валютным рынком страны. "Сложилась ситуация, что несколько сотен или десятков, может быть, ключевых предприятий приносят валюту в страну, а премьер-министр и председатель правления Национального банка, основываясь на непонятных теориях свободного рынка, раздают кому попало эту валюту", - сообщил президент. Как показали последующие события, непонятная рыночная теория оказалась сильнее политики руководства Белоруссии, и через 2 года ситуация в стране вернулась на круги своя. Вот как это описал А. Лукашенко на совещании 1 марта 2013 года: "Если посмотреть за период с начала 2011 года, то к настоящему времени белорусский рубль девальвировался в 2,9 раза. При этом потребительские цены выросли в 2,6 раза. В том числе на продовольственные товары - почти в 3 раза, на непродовольственные товары и услуги - в 2,5 раза".

То есть ситуация с соотношением курса рубля и цен в начале текущего года та же, что была и перед кризисом 2011 года, говорится в статье. Это наблюдается и по ряду других параметров, в частности по заработной плате, достигшей в январе 2013 года 504 USD, а также по отрицательному сальдо внешней торговли. В начале 2012 года сальдо было положительным, но по мере роста зарплат и снижения ставки рефинансирования оно очень быстро переместилось в отрицательную область. Конечно, сальдо пока не столь велико, как это было в начале 2011 года, но сейчас и ставка рефинансирования Нацбанка намного выше - 30% против 10%. То есть в настоящее время финансовая система Белоруссии разбалансирована примерно в такой же степени, как и в начале 2011 года, следовательно, фундаментальные условия для нового финансового кризиса в Белоруссии уже созрели.

Но, в отличие от 2011 года, пишет «Белорусы и рынок», президент на совещании 1 марта потребовал не прекратить продавать валюту частным импортерам, а разобраться с банками: "На сегодняшний день ставки по кредитам в белорусских рублях являются неподъемными для предприятий. В то же время все видят, что банки в этой ситуации далеко не бедствуют. Пришла пора повернуть банковскую систему лицом к экономике". Не обошел президент стороной и вопрос о валюте. "Банковская система страны должна сформировать соответствующее предложение "длинных денег" для проектов модернизации. Кстати, и деньги банкам надо искать за пределами страны и привлекать в страну. А их найти можно", - убежден Александр Лукашенко. Эта убежденность несколько напоминает уверенность в том, что запрет на продажу валюты импортерам даст нормальный эффект и позволит решить проблемы с валютой, курсом и так далее. Кроме того, президент добавил, что Нацбанк боится, "как бы чего не вышло".

Таким образом, если в начале 2011 года президент был уверен, что импортеры сами найдут валюту, то теперь он убежден в том, что необходимую валюту найдут банки, продолжает издание. По форме эти убеждения разнятся, но их суть одна: стране не хватает валюты и ее должны обеспечить определенные секторы экономики, а с себя государство ответственность снимает. Но есть и существенное отличие текущей ситуации от той, которая существовала в Белоруссии 2 года назад: банки действительно находят валюту за рубежом, что не удалось тогда сделать импортерам, во многом - из-за высоких процентных ставок по рублям при "стоящем" курсе. По данным Нацбанка, с сентября 2012 года коммерческие банки Белоруссии активно наращивают объемы средств, привлеченных от нерезидентов. Всего за 4 месяца они привлекли около 1,1 млрд. USD. Кроме того, они сократили объем валютных средств, размещенных за рубежом, на 0,6 млрд. USD. Таким образом, банки обеспечили приток в страну 1,7 млрд. USD, профинансировав тем самым дефицит внешней торговли Белоруссии, что спасло белорусский рубль от обвала.

Потенциал привлечения средств банками еще явно не исчерпан, говорится в статье. Так, в начале 2011 года, когда ресурсы банков также использовались для стабилизации валютного рынка страны, средства из-за рубежа достигали 7,1 млрд. USD (на 1 февраля 2013 года - 6,2 млрд. USD). Если банки получают достаточные, на их взгляд, гарантии по кредитам или приемлемый залог, то они вполне могут наращивать объемы валютного кредитования. Следовательно, банки еще какое-то время могут обеспечивать финансовое благополучие в стране. Но как только они перестанут привлекать средства из-за рубежа, произойдет обвал (если Нацбанк не начнет массированных распродаж резервов). То есть если Нацбанк будет энергично выполнять требование президента повернуть банки лицом к экономике и слишком быстро снизит ставку рефинансирования, возможности банков по привлечению средств из-за рубежа окажутся недостаточными для обеспечения стабильности на валютном рынке.

Кроме разницы в действиях банков и импортеров, есть и другое важное отличие текущей ситуации от той, которая наблюдалась 2 года назад, пишет «Белорусы и рынок». Поручение президента 1 марта 2013 года, в отличие от 25 февраля 2011 года, не носит обязательного характера. Тогда Нацбанк взял под козырек и перестал продавать валюту на бирже. Теперь же Нацбанк не спешит что-то делать. Вместо конкретных действий председатель правления Нацбанка Надежда Ермакова сообщила о разработке финансовой программы на 2013 год, "в которой будут комплексно взаимоувязаны потребности экономики в финансовых ресурсах и реальные источники их формирования".  Согласно этой программе, "кредитование экономики преимущественно будет направлено на реализацию инвестиционных проектов и осуществляться в масштабах, не нарушающих сбалансированность, финансовую и макроэкономическую стабильность". Таким образом, Нацбанк надеется, по крайней мере, не увеличивать уже созданный в 2012 году дисбаланс в финансовой системе Белоруссии.

Н. Ермакова сообщила, что динамика ставки рефинансирования в течение года будет зависеть от макроэкономической ситуации в первую очередь во внешней торговле и на валютном рынке, а также от уровня фактически складывающейся инфляции, отмечает издание. "Безусловно, при закреплении положительных тенденций ставка рефинансирования и уровень процентных ставок на кредитном рынке будут снижаться", - отметила Н. Ермакова. Фактически это отказ от выполнения поручения президента: Нацбанк не спешит снижать ставки, хотя и предпринимает некоторые шаги в этом направлении.

Кроме того, говорится в статье, Н. Ермакова отметила, что ресурсный потенциал банков позволяет увеличить их требования к экономике в 2013 году на 20%, или на 45 трлн.  белорусских рублей. В то же время, отметила она, потребности отдельных отраслей превышают имеющиеся ресурсы и потенциал по их увеличению, поэтому правительству и Нацбанку необходимо рассмотреть и определить приоритетность предоставления кредитной поддержки в рамках финансирования госпрограмм. По мнению Н. Ермаковой, важно также привлечь к участию в кредитовании госпрограмм все банки, а не только государственные.

Нацбанком, как сообщила Н. Ермакова, принят ряд мер по снижению стоимости кредитных ресурсов, которые, как планируется, уже в марте должны отразиться на процентных ставках по кредитам, пишет «Белорусы и рынок». Вместе с тем, по ее словам, ключом к обеспечению экономического роста должно стать не столько наращивание объемов кредитования, сколько повышение его эффективности. "Сырые бизнес-планы с размытыми сроками окупаемости к кредитованию приниматься не будут", - подчеркнула Н. Ермакова.

Изложенные Н. Ермаковой планы Нацбанка выглядят вполне привлекательно, но вопрос в том, насколько Нацбанку удастся и будет разрешено их реализовать, говорится в статье. К тому же сама позиция банка выглядит недостаточно последовательно: Н. Ермакова в своем выступлении ничего не говорила о Банке развития, который также собирается увеличивать свою степень поддержки экономики и, похоже, как раз создан для того, чтобы давать деньги на "сырые бизнес-планы с размытыми сроками окупаемости". Это никак не будет способствовать стабильности финансового рынка РБ, пишет «Белорусы и рынок».

Власти Минска объявили повторный конкурс по продаже хлебозавода № 1, пишет tut.by. Его намечено провести 26 апреля. Последний день приема заявлений – 12 апреля. Начальная цена продажи объекта составляет 125,6 млрд рублей.  Помимо победы в самом конкурсе потенциальный инвестор должен будет выполнить несколько условий. В частности, в течение трех лет победитель конкурса должен вложить не менее 13 млн долларов в благоустройство исторической части Минска в рамках ул. Раковской, 23б, 25, 30 и ул. Витебской, 17, а также погасить в течение 30 дней кредиторскую задолженность, образовавшуюся на момент подписания акта приема-передачи.

Хлебозавод № 1 находится в исторической части города Минска по улице Раковской, продолжает издание. Его производственная мощность составляет около 70 тонн хлебобулочных изделий в сутки. В настоящее время на первом хлебозаводе трудится 521 человек. После продажи предприятия производство будет закрыто. Стоит отметить, что Мингорисполком в конце прошлого года объявлял конкурс по продаже старейшей хлебопекарни столицы как имущественного комплекса. Но тогда торги были отменены по причине отсутствия желающих участвовать в них.

По информации  tut.by, интерес к этому активу проявляла группа компаний "Трайпл" (принадлежит предпринимателю Юрию Чижу, тесно связанному с Александром Лукашенко – Ostkraft).  Начальник управления охраны историко-культурного наследия и реставрации Министерства культуры Игорь Чернявский подтвердил изданию, что "Трайпл" является "одним из самых реальных претендентов на площадку, где сегодня находится хлебозавод". "Инвестиции, которые предлагает эта компания, абсолютно реальные. "Трайпл" сможет потянуть этот проект и построить там многофункциональный комплекс с отелем, торговыми площадями, объектами социально-культурного назначения", - говорит он. Помимо этого, ближе к улице Романовская Слобода может появиться жилая застройка, ограниченная в этажности детальным планом. По словам Чернявского, Минкульт уже обсуждал с представителями компании "Трайпл" параметры и подходы реализации проекта. "У них есть понимание, как работать на таких объектах, они просят наших советов. Видно, что они хотят сделать комплекс и действительно проявляют профессиональный интерес", - заметил представитель Минкульта.

В Мингорисполкоме сказали, что "еще заявок никто не подавал, а по "Трайплу" вопрос был в цене", говорится в статье. В компании "Трайпл" отказались уточнить позицию по данному объекту, резюмирует tut.by.

Финансовые выкладки деятельности белорусских пивоваренных компаний красноречивы: принадлежащие крупным иностранным инвесторам заводы работают эффективно, а положение государственных трудно назвать хотя бы удовлетворительным, пишут «Белорусские новости». Государство опоздало с привлечением инвесторов на свои предприятия и теперь получает отрицательный результат.

Самую большую прибыль, по информации издания, получила в 2012 году компания «Лидское пиво». В финансовой отчетности, подготовленной по МСФО, указывается, что лидское предприятие в 2012 году заработало 5 млн. евро прибыли (в 2011-м – 0,7 млн. евро, в 2010-м – 4,4 млн. евро).

«Пивзавод «Оливария» занял в рейтинге «Белорусских новостей» второе место. В бухгалтерском балансе, обнародованном на этой неделе, указывается, что «Пивзавод Оливария» заработал в 2012 году 34,7 млрд. рублей прибыли, что по курсу евро на 15 марта равнялось 3,1 млн. евро.

Что касается Heineken Belarus (лидер по объему продаж пива на внутренний рынок), то финансовые результаты деятельности этого участника рынка пока неизвестны, но, судя по неофициальным данным, там тоже прибыль, говорится в статье.

А вот у государственных пивоваренных компаний картина обратная. По данным «Белорусских новостей», «Криница» и «Брестское пиво» получили в 2012 году большие убытки. Впрочем, это не вина названных госкомпаний, а их беда. Представители «Криницы» и «Брестского пива», а также профильные эксперты неоднократно ранее говорили о том, что предприятиям необходим для развития стратегический инвестор. Однако, решение о продаже брестского предприятия до сих пор не принято, а что касается «Криницы», то речь пока идет лишь о подготовительной работе по продаже блокпакета акций.

Между тем, статистика продаж в очередной раз доказывает, что государственным пивоваренным компаниям очень сложно конкурировать с другими участниками рынка, говорится в статье. «Криница» до 2010-го была многие годы крупнейшим поставщиком пива на внутренний рынок, но в 2011-м уступила пальму первенства Heineken Belarus, в 2012-м разрыв между ними еще больше увеличился, а в начале 2013-го на «пятки» «Кринице» стали наступать и другие участники рынка. В общем, как видим, рыночные позиции государственных пивоваренных компаний заметно ухудшаются, и эту ситуацию надо бы срочно исправлять, привлекая на госпредприятия авторитетных инвесторов.

В 2012 году объемы реализации отечественного пива на внутреннем рынке снизились на 4,7 млн. дал (или на 11,6%), пишут «Белорусские новости». Снижение продаж коснулось практически всех пивоваренных компаний. Объемы реализации ячменного напитка у Heineken Belarus сократились на 9,2%, у «Криницы» — на 14,3%, «Пивзавод «Оливария» снизил реализацию на 12,5%, продажи «Брестского пива» вообще упали на 43,9% по сравнению с 2011-м.

В прошлом году только «Лидское пиво» увеличило реализацию – на 4,1%, сообщает издание. Почему на фоне падения рынка лидскому предприятию удалось удержаться на плаву?  «Мы производим европейского качества напитки по хорошей цене, — хвалит свою продукцию генеральный директор «Лидского пива» Аудриус Микшис. – Мы стараемся быть очень доступными для потребителя».

Первый квартал 2013 года является для производителей подготовительным периодом (подготовка рекламной кампании, наладка оборудования), говорится в статье. В первые месяцы года производители ячменного напитка не обращают большого внимания на финансовый результат. Убытки в начале года производителей не пугают – главное будет в летние месяцы, которые традиционно приносят пивоварам самый большой доход.  «В 2012 году акциз повышался значительно, что приводило к диспропорциональному росту цен на пиво по сравнению с инфляцией. На 2013-й законодатель установил единую ставку акциза до конца года и если она не изменится, то мы ожидаем, что рост цен на пиво будет сопоставим с уровнем инфляции. Поэтому, если в 2012-м на фоне увеличения акциза наблюдалось падение рынка, то в нынешнем году, как мы ожидаем, падение будет меньше или его не будет вообще», — говорит генеральный директор ОАО «Пивзавод Оливария» Михаил Чеченев.

Рыночная конъюнктура для пивоваров действительно в этом году должна быть неплохой, пишет издание. Пивной акциз каждый квартал вроде повышать не планируется, поэтому ячменный напиток сильно дорожать не должен. А раз так, то у пивоваров есть шансы увеличить продажи и прибыль. Кому это удастся? «Реальный бой», как говорит о конкуренции Аудриус Микшис, ждет пивоваров летом, тогда все и увидим, резюмируют «Белорусские новости».

Подшивка

Другие публикации


09.01.19
Журнал «Освобождение». 1903. №17 (41)
09.01.19
Журнал «Освобождение». 1903. №15/16 (39/40)
20.11.18
Журнал «Освобождение». 1903. №14 (38)
20.11.18
Журнал «Освобождение». 1903. №12 (36)
20.11.18
Журнал «Освобождение». 1903. №11 (35)
VPS