Статьи

Отмена портянок или реформирование обороны России только начинается? / Олег Иванников

26.01.2013 17:55

"К концу 2013 года мы должны забыть слово "портянки", — сказал Шойгу, отметив, что для решения этой задачи будут выделены дополнительные деньги.

На какое-то время эта новость так взбудоражила российскую общественность, что все остальные, куда более значимые события в жизни российских ВС, например учения группировки кораблей сразу трёх российских флотов в Средиземном море, остались без должного внимания.

Портянка, несомненно, является архаичным атрибутом военной формы. Но концепция максимально дешёвой армии ничего более дорогого и не предполагает. Если бы «реформирование» ВС проводилось по-настоящему, не в целях продажи всего, что представляет интерес для бизнес-структур, а с прицелом на создание профессиональной армии, в том числе, и на повышение имиджа армии и создание человеческих условий для российских военнослужащих, то словосочетание «портянки и сапоги» уже давно исчезло бы из армейского обихода. На самом деле, портянки, гимнастёрки, винтовка Мосина, - составляют единый смысловой ряд эпохи 19-20 веков. Если кому-то так дороги портянки, то давайте инициируем всенародно обсуждение и приведём все в соответствие - вернём в армию и форму образца 1939 года и соответствующее вооружение.

Для России в течение почти всей первой половины 20 века портянки были каждодневной реальностью, носки - роскошью и диковинкой. И крестьяне, и мастеровой люд, и даже управленцы младшего звена того времени с удовольствием пользовались портянками.

Во время службы в армии, как правило, никто из призывников не нуждался в обучении наматыванию портянок. В 21 веке молодые люди, приходя в армию, испытывают настоящий «цивилизационный» шок от необходимости использования этого древнего «эквивалента» носков, о котором подавляющая часть мужского населения Земли уже давно и успешно забыла.

В последние 10 лет почти вся туристическая, охотничья и частично спортивная экипировка делается из мембранных материалов, позволяющих поддерживать оптимальный температурный баланс тела и своевременно отводить влагу. Министерство обороны тоже пытается ввести эти технологии. Но тогда тем более, вводя форму из современных материалов, вдвойне глупо «цепляться» за портянки – портянки никак в эту концепцию не вписываются.  

Если уж говорить о существующем вещевом обеспечении российских военнослужащих, то нельзя не заметить, что предыдущая попытка реформирования формы одежды особых результатов не дала.

Каждый раз видя команды, которые в сопровождении старшего следуют из военкоматов к месту службы, не перестаёшь удивляться, как кому-то могло прийти в голову экипировать солдата в новую камуфлированную форму, древние кирзовые сапоги, шапку-ушанку 70-х годов и ещё водрузить ему на плечи вещевой мешок образца 1939 года, с кое как привязанными к нему зелёными тапочками. И сами призывники, а это хорошо видно со стороны, тоже очень неловко чувствуют себя во всем этом обмундировании. Форма для молодого человека играет огромное значение, а тут без тоски в зеркало и посмотреть нельзя.

Вспомните форму советской армии. Солдат в увольнении или офицер вне части вызывали в народе достойное уважение и своим внешним видом подтверждали статус «государева» человека.

Вид современного офицера, а тем более солдата срочной службы или контрактника, не вызывают у подростков даже малейшего желания им подражать и отбивает всякое желание добровольно пополнять их ряды.

Министр абсолютно правильно сделал акцент на том, что от подобных архаизмов серьёзно страдает имидж российских вооружённых сил, что косвенно влияет на желание молодёжи идти в армию.

Направление движения определено, все остальные разговоры об особенностях организации тыла, неприспособленности существующего казарменного фонда обеспечить своевременное проведение мероприятий личной гигиены и т.п., - не более чем слова. Все то, что люди почему-то хотели услышать из уст Министра обороны, - просчитает, предложит, опробует и утвердит у того же Министра обороны его заместитель по тылу - генерал армии Булгаков Д.В. Это его работа.  Для этого и существуют многочисленные службы и другие структуры, которые знают и понимают в этих вопросах куда больше всех остальных. Естественно, глупо в очередной раз наступать на любимые грабли - вводить любое новшество сразу в масштабах всех ВС.  Примеры перечислять нет смысла, реформы последних нескольких лет и так уже стали классическим примером того, как не нужно проводить реформирование. Любые нововведения целесообразно испытывать локально, тщательно анализировать, поправлять и уже только после этого широко внедрять в жизнь.

 

Не совсем понятна логика решения о размещении заказа на разработку новой формы для ВС у известного российского кутюрье Юдашкина.

Военная форма одежды во многом определяет моральный дух армии - это доказанная временем аксиома. В 30-е годы прошлого века руководство фашистской Германии, понимая важность военной формы для достижения своих амбициозных целей, доверило пошив формы для всех силовых структур малоизвестному предпринимателю Хуго Босс, имеющему самые тесные связи с руководством фашистской партии. Общепринято считать, что этот расчёт себя оправдал.

Если речь идёт об исторических параллелях, то ситуация с формой в начале 21 века принципиально отлична от той, в которой Хуго Босс делал своё имя в  фашистской Германии.

Юдашкин, несомненно очень талантливый художник-модельер, имеющий мировую репутацию. Но почему он? Ладно бы ему поручили разработать повседневную или парадно-выходную форму, чтобы наши военнослужащие перестали своим внешним видом вызывать жалость у окружающих.

Но почему Юдашкину поручили разрабатывать камуфлированную форму одежды? Нормальное исполнение этой задачи предполагает глубокое понимание и знание того, чем существующая форма не устраивает армию и какая форма на самом деле нужна военным, наличие возможности проводить испытания в войсках, понимание возможностей российской лёгкой промышленности и многое-многое другое.

Эту работу ещё совсем недавно на самом высоком уровне были готовы выполнить военно-научные комитеты, существовавшие в тылу ВС по каждому направлению, укомплектованные квалифицированными и опытными специалистами. Но реформа коснулась и их. В результате неоднократных «преобразований», проведённых в тылу, от некогда мощного мозгового центра сохранилась лишь малая часть специалистов, сведённых в филиал Центра материально-технического обеспечения Западного военного округа. Да и то, в основном, пенсионного или предпенсионного возраста.

Вероятно, военная наука о тыле уже никому не нужна? Или мы принимаем новую форму на очередные 40-50 лет без права армии на ее адаптацию к современным реалиям? Нужно делать выводы хотя бы из своих ошибок, история с портянками, на самом деле, очень поучительна.

 

Вызывает сомнения и целесообразность избрания американской камуфлированной формы одежды в качестве образца формы для российской армии. Мы копируем форму у армии, для которой -20 градусов по Цельсию приравнивается к национальному бедствию,  вводим зимние куртки с воротниками-стойками вместо привычных бушлатов с меховыми воротниками, не обращаем внимания на то, что иностранная форма имеет специфический покрой, оптимизированный под ее средства индивидуальной защиты. В глаза бросается явное несоответствие существующих норм вещевого довольствия и вводимых стандартов.

В принципе, начиная такие глобальные проекты, неплохо было бы понимать, что расцветка и покрой формы начала 90-х вполне соответствовали потребностям российской армии. Главное, чтобы ее шили из качественного материала, а не из того, что подешевле, ввести удобную армейскую обувь, пригодную для российского климата, сделать ещё несколько косметических преобразований и особой остроты вокруг формы одежды и не осталось бы.

Действительно, качество формы, которую начали выдавать войскам с конца 90-х, было настолько низким, что она не пользовалась спросом даже у рыболовов-любителей. А кому нужна «форма», которая после первой же стирки садится на 2 размера и выглядит так, будто ее нещадно носили несколько лет?

«Ностальгирующие» по годам своей службы в армии не могут не согласиться, что все плюсы сапог и портянок были обусловлены необходимостью проведения занятий по боевой подготовке в полевых условиях и необходимостью иметь во время полевых выходов, особенно в межсезонье, обувь, способную противостоять российской грязи.

Действительно, даже во время проведения КТО в ЧР довольно часто, особенно в зимние месяцы, военнослужащие, обутые в берцы, с большим желанием выменивали в тылу обыкновенные «кирзачи» и тёплые портянки. В условиях постоянной грязи и перепадов температур, стандартные шнурки на берцах «успешно» сгнивают за считанные недели. Тяжело воевать с травмированными руками, но с промёрзшими ногами человек очень скоро начинает себя вести неадекватно и риск его ранения или гибели возрастает.

Но когда речь шла о ведении боевых действий, то все прекрасно знают, что в ботинках намного удобнее перемещаться на поле боя, заниматься своё место в боевой машине и десантироваться из неё.

Ещё один «железный» аргумент в пользу сохранения сапог и портянок - непролазная грязь на полигонах и в учебных центрах. Оптимизация процесса боевой подготовки назрела давно  - не так сложно директивно обеспечить полевые лагеря и УЦ необходимым количеством сборных покрытий для оборудования дорожек, своевременно отсыпать гравием дороги,  не допускать движения БТТ по дорогам, предназначенным для перемещения личного состава пешим порядком. Экономия на оборудовании полигонов и привычка жить в поле в беспросветной грязи - такие же пережитки застойных времён, как и те же портянки. Комплексное решение этих десятилетиями всех раздражающих проблем, обязательно выльется в повышение престижа военной службы и решение проблемы ежегодного призыва.

Отмена портянок позволит армии окончательно отказаться от сапог и перейти на современную армейскую обувь, специально разработанную для использования в военных условиях. Положительно и то, что налицо необходимость выдачи в течение года как минимум двух пар обуви - демисезонной и зимней, что существенно повысит комфорт военнослужащих при выполнении ими своих служебных или боевых задач. При правильно подобранных носках такой переход только положительно отразится и на состоянии здоровья наших солдат.

Если вспомнить берцы, которые выдавали армии до недавнего времени, то называть их армейской обувью можно очень условно. Все компоненты военной экипировки должны соответствовать самым жёстким условиям их эксплуатации и разрабатываться специально под них. Просто высокие ботинки на шнуровке, с постоянно расползающейся подошвой и стёртыми ногами  - это не совсем то, что нужно войскам.

Изменение норм вещевого обеспечения в масштабах всех ВС выльется в серьёзную сумму, но с точки зрения имиджа армии, ее соответствия требованиям 21 века, а также эффективности выполнения военнослужащими своих обязанностей, - государство только выиграет.

Помимо увеличения финансовых расходов на содержание МО нельзя забывать и о том, что качественное изменение норм вещевого довольствия военных может стать серьёзным стимулом для роста и развития отечественной лёгкой промышленности. Это рабочие места, стабильные заказы, отчисления в бюджет.

Наконец-то наметилась тенденция одеть солдат и офицеров с ног до головы в форму нового образца.  Может быть это «событие» и станет точкой отсчёта нормального реформирования Вооружённых сил Российской Федерации?

Подшивка

Другие публикации


09.01.19
Журнал «Освобождение». 1903. №17 (41)
09.01.19
Журнал «Освобождение». 1903. №15/16 (39/40)
20.11.18
Журнал «Освобождение». 1903. №14 (38)
20.11.18
Журнал «Освобождение». 1903. №12 (36)
20.11.18
Журнал «Освобождение». 1903. №11 (35)
VPS