Статьи

Социал-демократ в Революции 1905 года: С. Прокопович. Эволюция революции (1905)

18.08.2023 23:42

Всеобщая забастовка железнодорожных служащих и рабочих, начавшаяся с московского узла железных дорог и охватившая постепенно почти все железные дороги страны, поддержанная забастовкой телеграфистов, рабочих и служащих в городских предприятиях, фабрично-заводских рабочих и ремесленных подмастерьев, оказалась последним натиском, принесшим нам политическую свободу.

Забастовка эта сломила последнее сопротивление абсолютистского правительства и в результате — обещание конституции. Эта мирная забастовка, сопровождавшаяся гораздо меньшим числом жертв, чем январское движение, закончившаяся государственным переворотом, была революцией, коренным образом изменившей государственный строй России. Правда, пережитое нами на днях движение имеет мало общего с классическою формою революции, — революциями 1789 и 1848 гг. Там было вооруженное восстание народа против правительства, победа народа над войсками в уличной борьбе, баррикады и кровь, захват власти над столицею и временное правительство, — здесь был только отказ в работе, остановивший всю экономическую, общественную и государственную жизнь страны. Несмотря на различие форм, результат один: капитуляция абсолютизма перед волею народа. Очевидно, и революция подлежит эволюции — в зависимости от изменения всей совокупности общественных отношений. Фр. Энгельс, в предисловии к одной из статей Маркса[1], пришел к заключению, что восстание старого типа, уличная борьба с баррикадами, которая до 1848 года всюду решала исход революции, является теперь устаревшим и негодным приемом. Рост армий далеко опередил рост больших городов. Благодаря железным дорогам, в любом пункте страны в 48 часов можно собрать армию неполинских размеров. Малокалиберные магазинные ружья, заряжающиеся с казны, стреляют в четыре раза дальше, в десять раз вернее и во столько же раз быстрее, чем старые ударные ружья с гладким стволом. Охотничьи ружья оружейных лавок совершенно не могут противостоять малокалиберной винтовке. К тому же каждый тип ружья требует особых патронов. Патроны эти — сложный продукт крупной промышленности и не могут быть заготовлены экспромтом, так что большая часть ружей остается бесполезной, пока нет специально для них приспособленных патронов. Наконец, прямые, широкие и длинные улицы в современных больших городах как бы нарочно выдуманы для действия новейших ружей и пулеметов. Все эти перемены в условиях уличной борьбы привели Энгельса к заключению, что вооруженные восстания отжили свой век. Свободные граждане свободной страны должны иметь оружие, но они имеют их не для нападения на старый порядок, а лишь для самозащиты против разнузданных элементов этого умирающего порядка. К тому же, при всеобщей воинской повинности, армии является плотью от плоти и костью от кости нации; поэтому правительство, идущее вразрез с волею народа, в конце концов, неизбежно придет к конфликту с собственной армией. Тогда, конечно, могут произойти удивительные вещи: револьверы и охотничьи ружья могут оказаться сильнее малокалиберных винтовок и пулеметов.

Наряду с техническою стороною, выясненною Фр. Энгельсом, в старых революциях классического типа есть еще своя общественно-политическая сторона. Уличное восстание с баррикадами, в целях захвата власти и организации временного правительства, могло рассчитывать на успех только в столице государства, притом столице такого государства, в котором вся политическая жизнь концентрируется в одном столичном городе. Именно такова была роль Парижа в 1789, 1830 и 1848 гг. во Франции, Берлина и Вены в 1848 г. в Пруссии и Австрии. Вся политическая жизнь этих государств концентрировалась тогда в столицах. Захват этих центров восставшим народом отдавал всю политическую власть в стране в руки временного правительства. С развитием народного хозяйства, сети железных дорог и национального разделения труда, при которых продукт в процессе производства проходит через целый ряд предприятий, рассеянных на громадных пространствах, изменилась самая структура государства. В современном европейском государстве политическою жизнью живет вся нация; благополучие самых глухих медвежьих углов находится в тесной зависимости от состояния всего народно-хозяйственного организма и, следовательно, от политических судеб государства. Столицы потеряли свое господствующее положение: они перестали быть главою нации и превратились в части нации. При таком положении вещей даже победоносное восстание в столице не определяет исхода революции; правительство может собраться с силами где-либо в другом месте и, в конце концов, победить революцию, несмотря на свое первоначальное поражение. Для него опасна только остановка жизни всего народно-хозяйственного и общественно-политического организма, остановка кровообращения в национальном теле. Остановите в современном государстве железные дороги, пароходы и телеграфы — и вы остановите всю жизнь современного государства. За последние полвека государство настолько централизовалось и организовалось, что, разрезанное на куски прекращением деятельности путей и средств сообщения, оно теряет способность к жизни и дальнейшему существованию. Эта роль путей и средств сообщения в жизни современного государства сообщает железнодорожным и телеграфным служащим и рабочим особую политическую мощь. История, лишив пролетариат одного из средств борьбы за народные права, — уличное восстание и баррикады, — дала ему другое, еще более могучее средство, — всеобщую политическую забастовку. Подобная забастовка была организована в 1893 г. рабочей партией в Бельгии и принесла Бельгийским рабочим всеобщее, хотя и неравное избирательное право. Пережитая нами только что всеобщая политическая забастовка дала России обещание конституции. Мы не знаем еще, какова будет эта конституция, удовлетворит ли она требования передовых слоев русского народа, приведет ли правовую структуру государства в соответствие с усложнившейся и развившейся общественной жизнью. Но не в этом дело. Неопределенный характер одержанной победы не таит в себе никаких опасностей для прав народа. Если требования народа не будут удовлетворены правительством своевременно, всеобщая забастовка повторится еще и еще раз. Ни одна страна не выдержит подобных потрясений. Эта опасность настолько велика, что правительство, в целях охранения государственного механизма от разрушения, должно будет удовлетворять требования народа. Не без влияния окажутся здесь и международные отношения. Нельзя вести хозяйственных дел в стране и с страною, весь организм которой подергивается такими судорогами, как всеобщая забастовка; кредитоспособность подобной страны также подлежит большим сомнениям.

Как и другие формы революции, всеобщая политическая забастовка является героическим средством, применимым только в крайних случаях. Останавливая всю экономическую и общественную жизнь в стране, она неизбежно наносит ущерб всей массе населения. Поэтому она может быть успешной в том лишь случае, если широкие массы населения, из сочувствия к преследуемым забастовщиками политическим целям, молчаливо соглашаются нести все эти личные жертвы и потери. В случае несочувствия целям забастовки, вся масса рабочих и беднейших классов населения, несущая ущерб от остановки всех дел и вздорожания предметов потребления, восстав на забастовавших, очень быстро восстановила бы нормальный ход жизни. Таким образом, по самому своему существу, всеобщая политическая забастовка может быть орудием в руках пролетариата только в тех странах, где он, наравне со всем народом, лишен других средств защиты своих интересов и борьбы за свои права. Именно в таком положении находится русский рабочий класс. Кричащее противоречие между политическим бесправием рабочих и их общественно-политической мощью разрешилось всеобщей забастовкой, потрясшей весь государственный организм России. В Германии, где пролетариат обладает всеобщим и равным избирательным правом, социал-демократическая партия находит ненужным прибегать к таким крайним средствам, как всеобщая забастовка.

Кроме победы над правительством, пережитое нами революционное движение привело к колоссальному подъему политического самосознания в среде рабочих масс и интеллигенции. Этот косвенный результат движения обеспечивает нам ускоренное развитие дальнейших событий.


[1] Классовая борьба во Франции, Спб. 1905 г.

 

Право. 1905. Стлб. 3400-3404 

Другие публикации


21.02.24
22.01.24
21.01.24
21.01.24
24.11.23
VPS