Статьи

Перспективы российской армии (часть 2) / Сергей Канчуков

26.11.2012 17:45Источник: ИА REX, дата публикации: 14 ноября 2012

Помимо главного командования видов вооружённых сил, командования родами войск — того, что относится непосредственно к войскам, есть ещё важные направления в функционировании военной организации государства, не уделив которым первоочередного внимания, нельзя говорить о достижении положительных результатов.

Первыми в этом списке стоят военная наука и военное образование. Необходимо реанимировать военную науку и военное образование. Уже всем понятно, что этими направлениями должны заниматься только профессионалы своего дела. Требование одно, вернуть полноценное военное образование офицерам, возвратив сроки обучения. И это не значит, что нужно упразднять различные курсы повышения, но сводить всё образование к курсам, делать из офицеров полуграмотных фзушников или птушников, может дорого обойтись государству. Необходимо восстановить статус всех военных заведений, отказавшись от филиалов, не способных к самостоятельной работе, во главу угла и оплаты положить не только обучение, а развитие военной науки, где главным будет разработка теории войн и вооружённых конфликтов, теории применения новых форм и способов вооруженной борьбы, теории новых систем вооружения, и непосредственная научная подготовка офицеров — учёных, которые не только идут в преподаватели, после окончания аспирантуры, а и в войска. Военная наука может развиваться только тогда, когда она подкреплена практикой.

Необходимо восстановить Военную академию Генерального штаба ВС РФ, Военно-воздушную академию имени профессора Н. Е. Жуковского и Ю. А. Гагарина, Военную Академию им. М.В.Фрунзе, Военную академию воздушно-космической обороны имени Г.К. Жукова и другие ведущие академии армии в местах прежней дислокации. Это позволит вернуть утерянный для армии высококвалифицированный научный потенциал в лице профессорско-преподавательского состава.

Вторым, в этом списке стоит тыловое и техническое обеспечение войск, как основы боевой готовности. Необходимо обстоятельно разобраться с достоинствами и недостатками аутсорсинга, как в тыловом, так и в техническом обеспечении войск. Только повышать расходы на его содержание, а значит, набивать карманы коммерсантам, в ущерб качеству, боеготовности и способности в боевых условиях обеспечить войска всем необходимым, является воинским преступлением, потому, что аутсорсинга, предназначенного для боевых действий, попросту нет. Без боеприпасов и продовольствия армия не способна воевать, а значит, и уделить внимание изучению данной проблемы нужно с всесторонним охватом и серьёзностью. По своей сути аутсорсинг нейтрализовал и убрал из структур вооружённых сил его тыловое и техническое обеспечение. В бригаде, армии, тыла практически нет, а как можно воевать, не имея практических навыков в его организации в мирное время.

Необходимо восстанавливать тыл и вооружение в структурах армии, так же, как и восстанавливать разваленную военную медицину, уничтоженные и сокращенные госпиталя, возвратив её к историческим корням, в тыл. Только в ходе Великой Отечественной войны, через военно-медицинские учреждения прошло более 22 млн военнослужащих и вольнонаёмных, из которых 71,7% возвращено в строй, и только 7,5% умерло от тяжелых ран. Более 2 ранений получили 1 480320 человек, более 3 ранений 927219, а более 5 149785 человек.

Полностью разрушено санаторно-курортное обеспечение армии, офицеры и генералы вынуждены покупать путёвки в гражданские санатории. Даже центральный военный клинический санаторий МО «Архангельское» не имеет своей санитарной машины, а остальной автотранспорт просто изъят.

Третье, это боевая подготовка, как основа боевой готовности и боеспособности армии. Та боевая подготовка, которая существовала до настоящего времени должна быть полностью пересмотрена. Должно быть воссоздано Главное управление боевой подготовки, на которое возложена ответственность за боевую подготовку всех видов и родов войск. На главное управление возложить ответственность за оборудование, развитие и совершенствование всей полигонной и учебно-материальной базы боевой подготовки в полном объёме. На разработку и внедрение в войска, на основе поступающих предложений от видов ВС и родов войск, новых форм и способов ведения боевых действий и обучения войск. Таким образом, здесь будет сосредоточено всё, что касается материальной, теоретической и практической составляющих боевой подготовки, и появится должностное лицо с конкретными обязанностями и ответственностью за её развитие и совершенствование.

Четвёртое, дислокация войск должна предусматривать обеспечение развёртывания группировок прикрытия на угрожаемых направлениях и наращивания группировок за счёт проведения мобилизации. Дислокация должна обеспечивать возможность наличия вблизи военных баз, на которых дислоцированы дивизии сухопутных войск, или на удалении 100-200 км от них, полигонов, позволяющих совершать к ним марши своим ходом, отрабатывая маршевые навыки и выполнять весь комплекс боевой подготовки до полка включительно (одновременно все подразделения полка). А вопросы тактической подготовки, не менее чем до батальона включительно. Полковые тактические учения, дивизионные оперативно-тактические учения, должны проводиться на других полигонах.

Сама база должна включать весь комплекс необходимых социальных, бытовых и культурных объектов, возможность повышать образование военнослужащим по контракту. Возможность организации работы семьям военнослужащих, но не на должностях дворников, а путём строительства высокотехнологичных мини-заводов(производств), позволяющих привлекать высокоинтеллектуальный потенциал.

Пятое, военная полиция, созданная на основе «нового облика» не способна выполнить тот объём задач, который ей определён, особенно по предупреждению и ликвидации неуставных взаимоотношений среди военнослужащих. Донный негатив нужно решать другими методами, и он вполне решаем, без создания дополнительных громоздких военных структур. Более эффективным способом могло бы быть возвращение в строй офицеров воспитательных структур. Необходимо вернуться к воспитательным структурам, существовавшим в армии до 1 января 2007 года. Воспитательные структуры играли главную роль в предупреждении чрезвычайных происшествий, в предупреждении нарушений воинской дисциплины и аморальных проступков, не только среди личного состава, но и среди офицеров. Вменить в обязанности воспитательным структурам воспитание патриотизма, высоких моральных принципов, упреждение коррупции, банального воровства, оперативно доводить основные задачи государственной политики, проводимой президентом РФ на современном этапе.

Частью своих функций военная полиция дублирует уже существующие структуры военной прокуратуры и военной контрразведки, что недопустимо. А сама, только отвлекает численность личного состава и уменьшает укомплектованность войск. От этой структуры нужно отказываться.

Шестое, укомплектованность войск и перевод на контрактный способ комплектования, являются одними из существенных недостатков в боевой готовности и боеспособности войск. Необходимо воссоздание военных комиссариатов, с возвращением штатных должностей офицеров и генералов, способных осуществить не только мобилизацию, обеспечить призыв, а и руководить в условиях чрезвычайных обстоятельств, в условиях территориальной обороны, создавая и руководя местными отрядами самообороны, и взаимодействовать, в условиях проведения КТО, с другими силовыми структурами.

При выборе способа комплектования армии, за основу нужно брать только смешанный принцип комплектования армии, позволяющий, как готовить мобилизационный резерв, так и обучать и воспитывать подрастающее поколение. Разговоры о том, что за один год невозможно подготовить настоящего солдата исходят от тех, кто не может или не хочет заниматься творчески боевой подготовкой. И второй причиной является сама устаревшая система боевой подготовки.

Необходимо продолжать развивать подготовку призывников в учебных центрах ДОСААФ по различным, не менее двум военно-учётным специальностям, осуществляя дотационное финансирование данной деятельности.

Необходимо разработать и внедрить новую концепцию комплектования армии призывниками, учитывающую, прежде всего, идеологический фактор, позволяющий солдату понимать не абстрактно, а в действительности, что он защищает не миллиарды одного-двух олигархов, а свою страну, в которой есть и его частица. Это должно быть политическое решение, без которого трудно на одних карательных мерах продвигаться в строительстве армии. Ведь в современных условиях, солдат отдавая свой воинский долг Родине (в непонятном капиталистическом обществе) ничего не приобретает, а только теряет время на обучение, время на устройство на работу, время на зарабатывание средств, для дальнейшей жизни. Как одним из примеров решения данного вопроса может быть решение на оплату за отличную службу от 25% до 50% от стоимости будущего высшего образования, или 100% оплаты повышения образования, путём получения второго высшего образования после увольнения со службы. Это примеры материальной заинтересованности.

А есть и моральная заинтересованность, включающая не запрет на занятие государственных должностей или денежный откуп от армии, тогда в неё никто не пойдёт, или разбегутся по другим государствам, или откупятся. Нужно включить в законодательство обязательную срочную службу для всех выпускников других академий силовых структур (МВД, ФСБ, МЧС), даже по укороченной, шестимесячной программе, что никоим образом, не скажется на качестве будущих специалистов.

Научная заинтересованность основывается на комплектовании армии солдатами срочной службы, для их последующего поступления в высшие учебные заведения на льготных условиях.

Наличие большого количества вузов с так называемым высшим образованием, позволяющим и в последующем из-за низкой квалификации работников военкоматов, уклоняться призывникам от службы, не позволяет комплектовать армию необходимым количеством призывников. Так только за период реформ армия не дополучила более 280 тыс призывников, по различным причинам, не связанным со здоровьем. Вузы должны не просто осуществлять обучение, а ещё заниматься и научной деятельностью. Только научная деятельность основного вуза, а не филиалов, позволяет иметь военные кафедры и предоставлять отсрочку от армии на срок обучения. В остальные вузы, занимающиеся просто обучением студентов приём должен производиться только после прохождения срочной службы. Это не только повысит статус и конкурс в ведущие вузы страны, а и позволит армии получить дополнительный контингент, а коммерческому вузу, даже созданному, как филиал от основного вуза, позволит заработать, используя платное обучение отслуживших срочную службу студентов, которым оплату будет гарантировать министерство обороны. Тогда появится стимул к службе на основе не только коммерческой заинтересованности, а и на основе моральной заинтересованности.

Призыв выпускников вузов, не имеющих военной кафедры, после их окончания, должен осуществляться, после окончания призывником в ходе обучения, курсов подготовки, организованных на базе ДОСААФ по определенным специальностям. Призыв должен осуществляться на контрактную службу, но с возможностью заключения контракта на один год и его пролонгацией в будущем.

Перевод армии на контракт требует особого подхода, разработки специальной Концепции прохождения службы по контракту, включающей не только порядок прохождения службы, порядок возрастания существенной оплаты с ростом срока службы и приобретением специальностей военной службы, а и социальные льготы и гарантии для военнослужащих по контракту. Это касается, прежде всего, тех военнослужащих, кто хочет связать свою судьбу с армией, заключать не один контракт, сроком на три года, а служить в армии 20-25 лет.

Должно быть введено обязательное трудоустройство увольняемых военнослужащих, и не только солдат контрактной службы, а и офицеров после увольнения в запас, в том числе и по состоянию здоровья (ранение, контузия). Не украшает государство и общество то положение, когда майор с двумя ранениями, полученными при защите государства, стоит после увольнения со службы по болезни, охранником на входе в учреждение.

Седьмое, социальная политика государства в армии должна быть в корне пересмотрена. Главное здесь, это возврат престижа службы в армии, престижа защитника Родины, поднятие его статуса в обществе. Она не должна строиться на «пирамиде Макарова», когда у младшего офицера нет перспектив к службе, к должностному росту, за исключением освобождения очередной вышестоящей должности из-за увольнения офицера в запас. Или когда старший офицер годами находится и успешно исполняет обязанности по службе, не получая очередного воинского звания, а это тоже престиж, престиж старшего над младшим, престиж авторитета должности и человека, её занимающего. Социальная политика включает не только повышение или индексацию оплаты труда военнослужащего за счёт повышения денежного довольствия произведённого ранее. Она должна включать существенное различие в оплате участника боевых действий и офицера, не участвовавшего в боевых действиях. Повышенную до 100% пенсию участникам боевых действий и массу других направлений и стимулов.

Оплата должна не ограничивать только невнятными требованиями к классной квалификации, а и повышать существенно доход за научную деятельность, за научную степень офицера, за участие в проведении и непосредственное проведение занятий. То есть, стимулировать офицера не на индивидуальные особенности организма, а на научный подход и коллективные достижения.

Социальная политика должна строиться на прерогативе семьи перед офицером. Не должно быть так, чтобы по существующей ротации офицер убывал к новому месту службы и структуры армии не позаботились, об трудоустройстве его семьи, детей, выдаче служебной квартиры, или оплаты за поднаём положенной по статусу квартиры.

Социальная политика, не должна унижать офицеров, не обеспечивая их достойным постоянным или служебным жильем, оплатой за поднаём, когда все от лейтенанта до генерала приравнены по стоимости оплаты поднайма жилья к равной категории. Когда участник боевых действий не может воспользоваться законными льготами при прибытии с одной территории на другую и невозможностью ими воспользоваться. Или когда монетаризация льгот, в том числе и участникам боевых действий меньше по стоимости, чем месячный проездной единый билет в Москве.

Необходимо пересмотреть ряд льгот, отменённых ранее и вернуть их в армию, это касается и медицинского обеспечения, и восстановления сокращённых госпиталей, и санаторно-курортного обеспечения, и льгот по оплате проезда в отпуск военнослужащих, членов семей, пенсионеров вооруженных сил.

Необходимо устранить перекосы в оплате ратного труда и распределении дополнительных выплат и премий различным категориям военнослужащих, чтобы устранить существующие коррупционные схемы.

Восьмое, военно-промышленный комплекс, являясь технической и материальной основой существования армии, должен на основе тех, о чём мы писали ранее, выводов и прогнозов, пересмотреть все задания на разработку техники и вооружения. Необходимо срочно уточнять основные прерогативы в закупках вооружений и техники, в выполнении основных финансовых обязательств, в вооружении армии новейшими образцами вооружения, теми, которые поистине необходимы в современной и будущей обстановке войны. Надежда на то, что когда-то будет изготовлено и отказ от закупки новейших образцов, тех же танков Т-95 или Т-90МС, влечёт за собой не только отсутствие новой техники в войсках, а и неспособность заводов промышленности развиваться. Отказ иностранных заказчиков от закупки российской боевой техники говорит о том, что, своя армия, если не закупает боевую технику, её невозможно продать и другой армии. Здесь, важную роль должна сыграть военная наука, которая способна обосновать необходимость принятия на вооружение того или иного образца. И только с учётом всех составных частей нужно принимать образец на вооружение, имея уже описание его боевого применения.

Система управления, как основа строительства новой армии России, требует особого внимания. Те неоправданно ошибочные решения, принимаемые, а потом отвергаемые руководителями «нового облика», должны кануть в лету. Необходим чёткий, комплексный подход, учитывающий не только особенности повседневной деятельности, а и возможность функционирования в различных условиях обстановки, возможность обеспечения живучести системы управления, её автоматизации в том объёме, в котором необходимо каждому органу управления. Должна быть обеспечена скрытность и устойчивость системы управления на всех уровнях.

Структуры управления всех звеньев должны иметь возможность функционирования в боевом режиме длительное время. Иметь возможность выделения личного состава для решения возникающих различных, в том числе и боевых задач, без ущерба функционирования основного организма.

Достаточно долго идёт процесс автоматизации системы управления, перевода средств связи на цифру, а полученные результаты не в полной мере удовлетворяют потребности войск. Этот процесс нужно пересмотреть и в самые кратчайшие сроки принять решения, начиная от стратегического уровня, заканчивая взаимодействием и тактическим уровнем.

Модернизация армии России, это поистине трудное дело, сродни только талантливым, мужественным, ответственным офицерам и генералам, преданным своей Родине, способным в любых условиях встать на защиту её интересов.

Другие публикации


30.01.23
29.01.23
25.01.23
24.01.23
23.01.23
VPS