Статьи

Почему Сербия капитулирует и об этом не знает Москва, и как за это заплатит Россия / Модест Колеров

07.04.2013 05:29

Путевые заметки из Сербии, Республики Сербской и Черногории

Как Москва распоряжается общенациональным консенсусом

 

Русская консервативная политическая мысль часто остроумно отстаивала независимость внешней политики государства от его политики внутренней.

Делалось это потому, что ради борьбы против автократии русские либералы и социалисты, разоблачая внешнюю политику своей страны как тупой и эгоистический инструмент классового или бюрократического господства, нередко вступали в союзы с вражескими государствами, желая своей стране поражения.

Утверждение независимости внешней политики понадобилось, прежде всего, для того, чтобы объяснить своему обществу элементарное: у каждого государства есть свои фундаментальные национальные интересы, абсолютно независящие от партийных программ. И логика союзов, борьбы великих держав, исторически и географически предопределённых угроз безопасности России – той страны, которой начали управлять большевики, довольно скоро научила их тому, что нельзя жертвовать своими суверенными страной и диктатурой, «социализмом в одной стране» (Сталин) ради утопии «мировой революции» (Троцкий). Даже пресловутый Берия в докладе на XIX съезде коммунистической партии СССР в 1952 году без сомнений признал за всеми государствами, включая сателлитов СССР, право на «национальные интересы».

Сегодня внешняя политика России только становится предметом внутриполитической борьбы, но, к счастью, желающие поражения своей стране – маргинальны в ещё большей степени, чем маргинален был Ленин-пораженец в 1914 году. Острое чувство дефицита безопасности, разделённого после 1991 года народа, беззащитности исторических святынь, Дня Победы, подвергаемых безнаказанному осквернению внутри страны и зарубежом – безальтернативно стоят в центре общенационального консенсуса, как бы ни старались подвергнуть это ревизии монополисты государственной «десталинизации». Национальный консенсус, более всего явленный в национальном единстве 9 мая, – реальность.

О столь монолитном консенсусе за своей спиной могла бы только мечтать любая мировая дипломатия и любая ответственная внешняя политика. Но в нём, похоже, не очень нуждается дипломатия России.

Примеры памятны: ветерану антигитлеровской коалиции, преследуемому в Латвии прогитлеровскими ревизионистами, президент публично даёт гражданство России – но ветеран  умирает практически без помощи, осуждённый и замученный. Премьер Эстонии называет героев обороны Ленинграда, погибших при освобождении Таллина от гитлеровцев, «пьяницами и мародёрами»  и сносит, применяя массовое насилие и безнаказанно убивая при этом гражданина России, памятник освободителям, - но премьер-министр России задушевно беседует с ним об улучшении транзитных отношений, то есть о прямой материальной поддержке Россией этнократического и ревизионистского режима. Этнократия в Латвии год за годом торжественно и с гордостью отмечает память латышских легионеров гитлеровских СС, заставляя власти Риги извиняться перед их поклонниками за секунды дискомфорта, - но премьер-министр России ведёт задушевную беседу с одним из столпов этой этнократии – премьер-министром Латвии, несущим прямую политическую ответственность за массовые нарушения прав русского населения этой страны.

Это отвратительно. Но есть и потенциально ещё более травматичные злоупотребления российским консенсусом, природа которых – не в публичной капитуляции перед презирающим тебя врагом (которая для кого-то даже рациональна), а в публичной демонстрации системной некомпетентности (которая просто нерациональна).

«Мы – сербы»

 

«Мы – сербы». Это острое чувство весной 1999 года стало преобладающим для большинства российских граждан, когда стало понятно: модель НАТОвского уничтожения Югославии и особенно Сербии – ради независимости террористической мафии в Косово - может быть применена и к России. Думаю, что именно это понимание, вкупе с прямой агрессией ичкерийских «демократов» в Дагестане летом 1999 года, психологически предопределило огромный кредит доверия, с которым пришёл к власти Владимир Путин - как «сын нации», её защитник от унижений и освободитель от самоубийственных компромиссов.

За осознанием родства исторической судьбы народов России и сербов, кроме зримых параллелей в актуальных событиях, стояла русская история и внятное дыхание православной и культурной близости. С тех пор заклинание  «Косово jе Србиjа» и сербская мировая величина Эмир Кустурица – для русских стали формулой и образом справедливости сербского дела. Казалось бы: что теперь делать русской дипломатии – стой себе крепко на этом фундаменте и борись за справедливость. Но труднее оказалось не следовать этому консенсусу, а профессионально «обслуживать» его внешнеполитическое качество, следя за тем, чтобы этот консенсус не превратился в расходный материал для мошенников и предателей.

Год назад к власти в Сербии пришёл карикатурный «русофил» Томислав Николич, однажды уже сбросивший со своей политической карьеры бремя слишком радикального национализма и, надо сказать, приложивший немало материальных усилий к тому, чтобы поместить своё протокольное фото посреди московских и российских декораций. Незадолго до этого – с другими властями Сербии - Россия достигла стратегического соглашения о ключевом участии Сербии в важном проекте газопровода «Южный поток». С таким наследием и новые декорации становились избыточными. Только следуй ему.

Теперь бывший «русофил», пришедший к власти на волне массовой защиты сербского Косово, Николич ведёт настойчивые переговоры фактически с ЕС (как представителем созданного им Косово) о признании независимости албанского Косово с совершенно ничтожными гарантиями прав местных сербов и, напротив, с весьма внятными основаниями для дальнейшего взлома целостности Сербии в пользу вновь конструируемых албанских общин. Соратники Николича с предельным фортиссимо твердят, что альтернатива этим немедленным переговорам – полная гибель сербской нации. От чего гибель? Куда такая спешка? Кто и что мешает раз и навсегда юридически поразить террористический, мафиозный и причастный к торговле органами убиенных сербов режим албанского Косово, отложив, например, на 100 лет любое рассмотрение вопроса о его легитимации? Что в ЕС обещано Николичу? Членство Сербии в ЕС, которого самого в нынешнем виде завтра не будет? Неизвестно. Но, явно исходя из крайней ангажированности власти Николича результатом, Брюссель ставит ультиматум, который, совершенно очевидно, не первый и не последний.

Но русская дипломатия словно не видит ангажированности Николича – и всё дальше погружает наш просербский консенсус в петлю евросоюзовских сделок новых властей Сербии. 5 марта 2013 года министр иностранных дел России Сергей Лавров отвечает на специально сформулированный вопрос:

«К 9 апреля Белграду нужно принять историческое решение – отдавать Приштине север Косово или нет. Таков ультиматум Евросоюза, и от решения Сербии зависит судьба её вступления в ЕС. Могли бы Вы прокомментировать сложившуюся ситуацию?

С.В.Лавров: Вести разговоры ультиматумами с любой страной неправильно и неприемлемо. Последовательно поддерживаем линию, которую проводит руководство Сербии в отношении косовского вопроса».

А какую «линию проводит» нынешнее руководство Сербии «в отношении косовского вопроса»? Разве не линию на поспешную сдачу его на милость ЕС, который ни словом не гарантирует европейских прав для косовских сербов, отдаваемых в растерзание албанским властям? Даже тех, что были гарантированы Охридским соглашением 2001 года албанцам в Македонии?

Чтобы понять, что именно поддерживает МИД России в политике властей Сербии по сербскому вопросу в Косово, надо честно признать, что эта политика систематически и последовательно направлена на поэтапную капитуляцию и саморазрушение Сербии. На капитуляцию и саморазрушение, продиктованные Сербии из Брюсселя, но «поддержанные из Москвы». И значит – огромная доля ответственности за самоубийство Сербии ляжет на Россию, чьим именем в Белграде не устаёт клясться Николич и его соратники, твердя, что, например, даже премьер-министра Сербии Ивицу Дачича (того самого, кто признался, что лгал, борясь против независимости Косово) назначили лично Владимир Путин и (почему-то) Сергей Шойгу

Встречаясь в конце марта 2013 года с главой «Газпрома» Алексеем Миллером, который прибыл в Белград, чтобы решить нарастающие - при новых властях Сербии - проблемы «Южного потока», Николич – параллельно ведя с Брюсселем переговоры о формуле сдачи Косово – публично, демонстративно и навязчиво благодарит Миллера «за политическую поддержку». Словно именно сейчас Миллер приехал, чтобы на деле заставлять сербов отказаться от защиты своих соплеменников в Косово, а не проталкивать «Южный поток»!

Ещё интереснее фальшивая комедия, разыгранная перед Миллером в Белграде первым заместителем премьер-министра и министром обороны Сербии Александаром Вучичем. Этот приготовляемый в ЕС сменщик Николичу в кресле президента (рейтинги Вучича, управляемые прикомандированными специалистами, уже сейчас превышают рейтинги Николича) «лично гарантировал» Миллеру, что победит препятствия, чинимые в правительстве Сербии «Южному потоку». Тут же оказалось, что этим «препятствием» не боится стать… заместитель министра энергетики Сербии, накопивший-де вопросы к российским инвесторам! И вот почему: стоило Миллеру, так «вовремя» оказавшему «политическую поддержку» сдаче Косово в обмен на «вопросы», уехать из Белграда, как с обращением к нации, сталински прерывая ТВ-программы, выступил Вучич. Он объявил, что в делах прежнего правительства (заключившего сделку с «Газпромом») обнаружилась коррупция суммой на 700 миллионов! И это объявил не премьер и не "всесильный" энергетик, а министр обороны, за год подчинивший себе все без исключения спецслужбы Сербии, самые разведывательные из которых уже плотно надзирают в интересах западных кураторов за вряд ли очень уж осторожным в братской стране «Газпромом». Попадёт ли в план ультиматумов ЕС «Южный поток» как недостаточно «прозрачный» - вопрос времени.

Так что же делает Николич в сербском деле такого, что это так слепо поддерживает МИД России?

Пожалуйста: Николич лично поддерживает ревизионистскую и антисербскую политику властей Черногории, поставивших своей задачей принудительно и срочно изменить идентичность народа этой страны, преследуя сербское самосознание большинства (называющему себя сербом практически невозможно сейчас поступить на бюджетное рабочее место), сербский язык, Сербскую православную церковь (ей создана неканоническая «альтернатива», не имеющая ни одного прихода, но получившая массу чиновных поклонников). 1918 год объявлен годом «оккупации» Черногории Сербией и за отрицание этого введены санкции.

Пожалуйста: Эмир Кустурица публично обвинил власти Сербии в подготовке государственного переворота в Республике Сербской с целью отстранения от власти её президента Милорада Додика, который выступает за референдум о  независимости республики от управляемой ЕС Боснии и Герцеговины. Прикомандированные в Белград специалисты уже начали доступные им мероприятия против Республики Сербской. Не очередной ли ультиматум исполняет театральный «русофил» Томислав Николич? Трудно сказать, но ответом властей на обвинения Кустурицы стали смехотворные "уличения" режиссёра в «коррупции» - в том, что он едва ли не сам у себя украл, то есть потратил без полной бумажной отчётности, – несколько тысяч евро на обслуживание построенного им ради благотворительности сербского культурно-туристического комплекса "Мокра Гора".

В Белграде нет ни у кого сомнения, что следующей целью следующего ультиматума ЕС – при, как минимум,  попустительстве действующих властей – станет отчленение от Сербии Воеводины – с венгерским значительным, но меньшинством. Этому служат и уже сформулированные обвинения сербов в геноциде против венгров в 1945 году, когда, как мы помним, венгры упорно сражались на стороне Гитлера.

Выступила ли русская дипломатия на защиту сербов Черногории и Республики Сербской? Предупредила ли о нераспространении "косовского прецедента" на Воеводину и другие территории Сербии? Поддержала ли русская дипломатия публично действия Русской православной церкви в защиту сестринской Сербской православной церкви в Черногории?  Сняла ли с России назойливо возлагаемую на неё ответственность за антисербские действия сербских властей? Вопросы риторические.

По дурной традиции, согласно которой проваливший работу во главе Россотрудничества Фарит Мухаметшин «вознаграждён» ответственнейшим постом посла России в Молдавии, автоматически отвечающим за эффективную поддержку Приднестровской Молдавской республики, послом России в Сербии назначен Александр Чепурин, с таким же успехом только что похоронивший осмысленную работу мидовского Департамента по работе с соотечественниками. Яркими иллюстрациями к его действиям на новом месте стали (1) агитационная поездка в сербские анклавы Косово, где он горячими и безответственными речами про «не сдадим!» сорвал у несчастных людей аплодисменты, (2) создание в Фейсбуке личной страницы с прямо-таки гламурным оттенком «Александар Чепурин Фан Клуб Србиjа» и (3) участие в прежде закрытом для него сербском телевизионном прайм-тайме, где - параллельно с брюссельскими капитуляциями сербов – он, словно по заказу, от имени России произносит «да уж», что звучит как российское участие в капитуляции.

Никто не ждёт от нашей дипломатии подвига. Но исполнения профессионального долга ради того, чтобы избавить Россию от ответственности за чужое предательство, чтобы избавить от обмана столь редкий для нашего общества консенсус - требование справедливости для сербов, - мы вправе ожидать и требовать.

* * *

Белград – Мокра Гора – Вишеград – Баня Лука – Цетинье – Подгорица - Белград

Подшивка

Другие публикации


24.07.16
План США и Британии по установлению господства над Европой
18.07.16
Путч дилетантов: Пиррова победа Эрдогана
18.07.16
Территория Армении по Александропольскому договору (1920)
13.07.16
Польша приготовилась к разделу Украины
12.07.16
Новым главой "Сбербанка" может стать сын Иванова
VPS

Новости партнёров


Загрузка информера...