Статьи

Почему Белоруссия и Украина не дружат против России? / Алексей Волгин

20.06.2013 15:51

18 июня состоялся визит в Киев президента Белоруссии Александра Лукашенко. По итогам состоявшихся переговоров между белорусским лидером и Виктором Януковичем был сделан ряд важных заявлений и объявлено о подписании нескольких значимых документов.

В частности, белорусская сторона передала Украине ратификационные грамоты к договору о государственной границе 1997 года. Таким образом, был улажен многолетний спор, суть которого сводилась к тому, что Белоруссия отказывалась признавать границу с Украиной, требуя от неё выплаты задолженности украинских предприятий белорусским покупателям, которая вроде бы сформировалась в годы распада СССР.

Помимо этого, стороны договорились об углублении экономического сотрудничества. Янукович также поддержал стремление Белоруссии вступить в ВТО, а Лукашенко выразил надежду на дальнейшее сближение Украины с Таможенным союзом.

Визит Лукашенко в Киев носил, прежде всего, примирительный характер. За последние годы в белорусско-украинских отношениях действительно скопилась масса проблемных вопросов. Между двумя постсоветскими республиками периодически начинаются торговые войны – к примеру, белорусские власти осложняют доступ украинской кондитерской продукции на свой рынок, а Киев с определённой регулярностью грозит начать расследование по поводу демпинговых поставок на Украину белорусских нефтепродуктов. Кроме того, в 2011 году Лукашенко обвинил Януковича, который в угоду Евросоюзу отказался приглашать белорусского лидера на траурные мероприятия в честь годовщины Чернобыльской катастрофы, во «вшивости».

То, что Белоруссия согласилась признать демаркацию границы с Украиной, по мнению некоторых экспертов, укрепит позиции Киева на переговорах с Брюсселем по поводу подписания Соглашения об ассоциации и упрощения визового режима. Представляется, однако, что из двух сторон переговорного процесса, идущего между Украиной и Евросоюзом, только Киев может считать нынешние договорённости с Белоруссией чем-то значимым. Евросоюз ранее заявлял, что для облегчения визового режима с ЕС у Украины не должно быть проблем с границами. Однако Украина, вероятно, осознаёт, что попытка использовать ратифицированный договор о белорусско-украинской границе как аргумент в диалоге с ЕС, мягко говоря, не встретит понимания. Нет, речь идёт о вопросе, находящемся исключительно в сфере двухсторонних белорусско-украинских отношений. Иными словами, стороны остро почувствовали необходимость в их налаживании, что представляется вполне логичным – всё-таки речь идёт о двух соседних государствах, которые объединяет и культурная близость, и общее прошлое, и ещё один момент, представляющий и для Белоруссии, и для Украины предельную важность.

Казалось бы, Киеву и Минску сам бог велел дружить против России. Через Белоруссию и Украину проходит основной российский сырьевой транзит на Запад, при этом обе страны периодически влезают на этой почве в конфликты с Москвой. Объединив усилия и ведя согласованную политику, они могли бы оказывать на РФ и её транзитные интересы тщательно выверенное давление. Это также могло бы поспособствовать серьёзному увеличению политического веса Белоруссии и Украины в глазах западного мира. К тому же, такой вариант являлся бы отражением сбывшейся вековой польской мечты, и Варшава, скорее всего, не пожалела бы ресурсов для его реализации.

Однако Украина и Белоруссия так и не смогли по-настоящему сблизиться на почве противостояния «империи», хотя попытки такие, конечно, были. Ещё в 2004 году после «оранжевой революции», когда Россия ещё толком не поняла, как ей общаться с новой украинской властью, Лукашенко поздравил Виктора Ющенко, отметив, что он тоже в своё время «вышел из оппозиции». Напомним, вторая половина «нулевых» ознаменовалась существенным ухудшением российско-белорусских отношений. На этом фоне Лукашенко периодически продолжал демонстрировать трогательную дружбу с Ющенко, позиции которого внутри Украины к тому времени уже были крайне слабы. В 2009 году президенты двух постсоветских республик провели двустороннюю встречу (до этого они встречались лишь на международных саммитах). Кроме того, оба лидера регулярно обменивались дифирамбами. Лукашенко, искавший на тот момент пути сближения с Западом, ухватился за «падающего» Ющенко как за реальный шанс – в частности, он, согласно уверениям ряда украинских чиновников и СМИ, просил последнего стать «адвокатом Белоруссии перед ЕС». И Ющенко действительно старался всячески «адвокатировать» лукашенковскую Белоруссию перед евроструктурами. «То, что Виктор Ющенко сделал для Белоруссии, будучи президентом Украины, не сделал ни один чиновник. Даже российские политики. Он просто "рвал рубашку" в Европе и Америке, защищая Белоруссию», - уверял впоследствии Лукашенко. Однако на тот момент и в Брюсселе, и в Москве, и даже в Киеве тогдашнего украинского президента уже мало кто воспринимал всерьёз. К тому же, достаточно скоро стало ясно, что запущенная ЕС программа «Восточное партнёрство», которая могла стать площадкой для дальнейшего сближения Белоруссии с Украиной, не получила столь желаемого лидерами постсоветских государств экономического наполнения.

Тогдашние белорусско-российские противоречия тесно связывались с ценами на поставляемое Москвой сырьё. Казалось бы, вот почва для нового альянса Киева и Минска. Но Москва в то время активно решала на Украине «сырьевые» дела с Юлией Тимошенко, и Ющенко, изо всех сил ратуя за запуск разного рода антироссийских энергетических проектов, уже не имел реальных рычагов влияния на ситуацию – хотя впоследствии именно приближённый к Ющенко эксперт Богдан Соколовский придумал схему транспортировки нефти по трубе «Одесса-Броды», которая тогда работала в реверсном режиме, с заменой закупаемой у Венесуэлы нефти на азербайджанское сырьё. В разгар российско-белорусского противостояния эту схему удалось запустить, и какое-то время, впрочем, не особенно долгое, она работала. Но в целом основным результатом дружбы с Ющенко для Лукашенко стало лишь дальнейшее усугубление конфликта с Россией.

С новым президентом Украины Виктором Януковичем всё оказалось ещё сложнее. Янукович занял президентский пост под уверения о нерушимости «стратегического партнёрства» Украины с Россией. Пресса, писавшая в те годы о российско-украинских отношениях, часто использовала для их характеристики словосочетание «медовый месяц». Всё это было явно не на руку Лукашенко, чей конфликт с Москвой разгорался буквально на глазах. В то время, как Киев получил «харьковскую» скидку на газ, Минск столкнулся со стремлением России лишить его многих прежних преференций, связанных с условиями покупки сырья. Такая ситуация, кстати, является очень характерной для треугольника Россия – Украина – Белоруссия: когда одна из стран конфликтует с Кремлём, другая с ним сближается, и происходит это отнюдь не только по злому московскому умыслу. Так или иначе, к середине 2010 года СМИ всё чаще стали писать о том, что белорусско-украинские отношения переживают существенный спад. Минск заблокировал ранее анонсированную ратификацию договора о госгранице с Украиной, так как украинские власти так и не предоставили Белоруссии скидку требуемого размера на поставляемую в республику электроэнергию. Запланированный на июнь 2010 года визит Лукашенко в Белоруссию был отменён. Несмотря на то, что экономические отношения двух постсоветских государств развиваются вполне успешно (в частности, Украина является одним из основных покупателей белорусских нефтепродуктов), в политике до нынешнего времени всё было весьма прохладно. Белоруссия выдворяла из страны украинских правозащитников, Украина грозила запустить против Белоруссии механизм антидемпингового расследования.

Так почему же союз Украины и Белоруссии до сих пор остаётся простой страшилкой ряда постсоветских экспертов, столь любящих порассуждать о «санитарном кордоне в границах бывшей Речи Посполитой»? Почему оба государства, вопреки устремлениям той же Польши, так и не смогли по-настоящему сблизиться, чтобы двусторонние отношения уподобились хотя бы, например, взаимодействию Литвы и Латвии (оно остаётся политически крепким, несмотря на сельскохозяйственные и иные противоречия, и несмотря на отказ Латвии поддержать литовскую ядерную утопию)?

Тому есть множество причин, однако в первую очередь здесь хочется упомянуть не только экономическую заинтересованность и зависимость обеих стран от России, но и политическую субъектность. Украина не обладает должной степенью авторитета для того, чтобы решать геополитические задачи хотя бы регионального масштаба. К тому же, позиция западных кураторов Украины, казалось бы, заинтересованных в создании такого альянса, в своё время была озвучена весьма категорично. Согласно материалам WikiLeaks, в мае 2008 года США запретили Ющенко встречаться с Лукашенко, который в том же году изгнал из Белоруссии американскую дипмиссию. "В ходе бесед с министром иностранных дел Огрызко 18 мая и советником президента по внешнеполитическим вопросам Чалым 20 мая посол (США на Украине – OSTKRAFT) высказался решительно против планов провести "неформальную" встречу президента Украины Ющенко с президентом Белоруссии Лукашенко. Обоим собеседникам посол выразил решительное неприятие предложения (о встрече), подчеркнув, что изоляция Лукашенко углубляется, а на фоне последних шагов Белоруссии по выдавливанию из Минска дипломатов США время для встречи выбрано совсем уж неудачно. Любая встреча, где бы они ни состоялась, лишь придаст легитимности Лукашенко и США публично осудят такую встречу, будь то в одной столице или в другой", - гласит цитируемая WikiLeaks дипломатическая депеша.

Для того, чтобы «играть» в геополитику, нужна политическая воля. У одностронне ориентированной на Запад Украины её нет, а Лукашенко как мудрого руководителя всегда интересовала прибыль (не только экономическая, но и политическая), а не идея. Правда, в последнее время Янукович, кажется, даже себя самого уверил в том, что он способен успешно противостоять «кремлёвскому диктату». Однако вновь, как и во времена Ющенко, действующий президент Украины теряет позиции внутри страны. Да и Белоруссия сегодня выступает для него не столько в качестве потенциального партнёра по антироссийскому альянсу, сколько примером успешного обретения преференций по сырью. Борьба с газовым и нефтяным монополизмом России, поиски «энергетической независимости» для Минска сегодня не слишком актуальны.

В любом случае, сегодня Украина и Белоруссия уладили ряд вопросов, существенно усложнявших развитие двусторонних отношений. Пойдут ли они дальше по пути сближения, и если да, то насколько далеко это сближение зайдёт, не в последнюю очередь зависит от успеха интеграционной политики России на пространстве СНГ и ближнего зарубежья.

Другие публикации


30.01.23
29.01.23
25.01.23
24.01.23
23.01.23
VPS