Статьи

Финансовая экспансия Китая бросает вызов Евразийскому союзу / Камран Гасанов

23.07.2015 15:12

Многие эксперты уверены, что именно антироссийские санкции дали импульс торгово-финансовому сотрудничеству Москвы и Пекина. После саммита БРИКС в Уфе в начале июля отечественные СМИ приветствовали старт китайских инвестиций в России. В реальности, китайские капиталовложения активизировались несколько раньше. Согласно FDI markets точкой отсчета стал год 2013-ый. По теории неомарксиста Джованни Арриги, каждая экономическая держава обречена на достижение предела накопления капитала. Бесконечное собирание финансов без их дальнейшего реинвестирования приводит к потере ликвидности. Сокращение валютных резервов Китая к апрелю 2015 года и падение темпов роста ВВП до 7% свидетельствует именно об этом. Чтобы не допустить стагнации, Китай переходит к «инвестиционной экспансии». Ее старт олицетворяет «финансовый триумвират», состоящий из Азиатского Банка, Фонда Шелкового пути и Банка БРИКС. Шанхай и Гонконг оспаривают у Уолл-стрит и Лондон-Сити роль мирового финансового центра. Народный Банк Китая стимулирует покупку иностранцами номинированных в юанях облигаций. Цель — превращение юаня в мировую резервную валюту. Пекин уже ведет переговоры с МВФ по включению национальной валюты в корзину SDR (от англ. «special drawing rights» - специальные права заимствования)Международного валютного фонда.

Санкции Запада — не «необходимое», а «достаточное» условие российско-китайского партнерства. В прошлом году Китай опередил Германию по объемам импортированной российской нефти (около 30 млн. тонн). При этом доля Саудовской Аравии на китайском нефтерынке за тот же период упала с 19% до 16%, а России выросла с 9% до 11%, передают Вести Финанс. Таким образом, Китай становится крупнейшим рынком российского экспорта, уступая лишь ФРГ. По данным ММВБ, к июлю 2014 г. расчет в национальных валютах достиг исторического максимума — $105 млн. Китайский представитель по торговле Чжун Шаньна Уфимском саммите заявил, что Китай готов наращивать торговлю в юане и рубле. МИД КНР Гуй Цинъю выступил с инициативой о модернизации российских железных дорог, в том числе Транссиба и Байкальско-Амурской магистрали (БАМ). В сентябре 2014 г. Владимир Путин предложил китайцам долю в Ванкорском нефтяном месторождении, которым владеет Роснефть.

Директор Московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин связывает «дрейф» Москвы в сторону Азии с украинским кризисом: «Россия вернулась к своему традиционному положению евразийской державы [...] и, столкнувшись с политическим и экономическим давлением США и Европы, склоняется в сторону Китая». При этом политолог не видит признаков того, что Москва соглашается на лидерство Китая: «Конфронтация России с Соединенными Штатами будет способствовать сглаживанию российско-китайского соперничества, в основном к выгоде Пекина. Но это не означает, что Китай в этом тандеме будет гегемоном — скорее всего Москва найдет способ создать "особые отношения" со своим партнером».

Некоторые китайские и российские эксперты пребывают в «иллюзии», игнорируя неизбежные противоречия между «растущими» Китаем и Россией. Конечно, решать споры до их возникновения абсурдно, но политики должны быть готовы к самому «худшему» сценарию. Поставим вопрос «ребром»: Как будет «сосуществовать» продвигаемый Кремлем Евразийский союз (ЕАС) с китайским влиянием в Средней Азии? Индийский специалист Ума Пурушотоман считает, что Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) станет площадкой для диалога между российским и китайским проектами. Официально Народная Республика поддерживает ЕАС. Более «приземленную» оценку происходящему дает китайская пресса. Например, 16 июня проправительственная «China's Global Times» так прокомментировала возможность расширения личного состава (до 9 тыс.) на российской базе в Таджикистане: «С момента обнародования китайской инициативы Один пояс и одна дорога»—К.Г.] Россия решила разместить беспилотники в Средней Азии, чтобы противостоять китайскому влиянию в регионе». Китайские эксперты считают, что борьба с «Исламским государством» — «карт бланш» в руках Кремля. Возможно, их выводы были бы другими месяц спустя. В ночь с 7 на 8 июля лидеры группы «Талибан» провели переговоры о перемирии с афганскими властями. Мотив такого шага заключен в растущей угрозе ИГ в Афганистане, граничащем с мусульманской провинцией Китая — Синьцзянем («Уйгурстан»). Свыше тысячи уйгуров воюют в армии Абу Бакра аль-Багдади.

Россия и Китай — потенциально крупнейшие экономические партнеры в мире. Совместный товарооборот в прошлом году достиг почти $100 млрд. В стратегическом плане Россия уважает сферы влияния Китая в Южно-Китайском море, а Китай де-факто признает интересы России в Восточной Европе. Однако на этом география не заканчивается. Две азиатские державы делят границу с постсоветской Средней Азией. Профессор Тренин пишет: «За счет развития отношений с незападными странами Россия будет активно продвигать концепцию миропорядка, направленную на ослабление мировой гегемонии США и ее замену консенсусом великих держав». По всей видимости, такой консенсус будет нужен не только для поддержания мирового, но и регионального порядка. Без учитывания Москвой «баланса сил» в Азии Китай может получить преимущество в среднеазиатском субрегионе.

Другие публикации


23.06.17
Доклад "Развертывание сил НАТО в странах постсоветской Прибалтики". Часть вторая
23.06.17
Доклад "Развертывание сил НАТО в странах постсоветской Прибалтики". Часть первая
24.05.17
Теракт в Манчестере: игра идет по-крупному
21.05.17
Что ожидать России от Беларуси?
10.04.17
Трамп развязал себе руки для удара по ИГИЛ
VPS

Новости партнёров


Загрузка информера...