Статьи

Геополитика ЕС в Узбекистане: демократия или безопасность? / Камран Гасанов

06.05.2015 20:40

Вывод американских войск из Афганистана повлиял на стратегию США в отношении Узбекистана. Еще недавно Вашингтон делал ставку на безопасность и оборону. Теперь на первое место выходят политические компоненты. В новой среднеазиатской доктрине президента Барака Обамы во главу угла поставлены права человека и демократические реформы, с 2001 года находившиеся "в тени". Исключением, пожалуй, была критика в связи с Андижанскими событиями 2005 г., вынудившая американцев покинуть военную базу Ханабад. Американские правозащитные организации — "несущие колонны" обновленной стратегии Белого Дома. 29 апреля, базирующийся в Вашингтоне Freedom Hause обнародовал список самых "недемократичных" стран мира. Узбекистан, наряду с Беларусью и Туркменистаном, оказался в первой десятке. Аналитический центр Stratfor не ограничивается статистикой, дав смелый прогноз: «Нестабильность в регионе, по всей вероятности, будет нарастать. Казахстан и Узбекистан в ближайшее время ожидает кризис смены власти». Неужто США готовятся к госпереворотам в Средней Азии по образцу "арабской весны"?

В отличие от своих заокеанских партнеров, европейцы не по наслышке знают о губительных последствиях революций. Понимание этого вылилось в пересмотренную в 2012 году среднеазиатскую концепцию ЕС — "Progress Report on the implementation of the EU Strategy for Central Asia". В ней проблемы безопасности отодвинули в сторону такие традиционные постулаты, как гражданское общество и права человека. Евросоюз, опасающийся "перетекания" нестабильности из Афганистана, выступает за сохранение порядка в Центральной Азии. 11 марта в Душанбе состоялся диалог “ЕС-Средняя Азия” по безопасности. Заместителям МИД было о чём поговорить, учитывая растущую угрозу “Исламского государства” на просторах соседнего Ближнего Востока. Германия продолжает использовать военные базы в Термезе (на границе с Афганистаном), обходящиеся федеральному бюджету в $35 млн. По информации Spiegel, после 2016 года Ташкент повысит арендную плату в два раза. Федеративная Республика подкрепляет военные устремления финансовой поддержкой. 2 марта был согласован новый пакет инвестиций объемом в € 2.8 млрд.  

Указывая на значение стабильности, ЕС не забывает и об энергетике. Последняя должна поспособствовать первому, считают в Брюсселе. Глава директората Еврокомиссии по энергетике Мечтилд Ворсдерфер отмечает: «В долгосрочной перспективе внутри- и межрегиональные взаимосвязи (в сфере нефти, газа, электроэнергии) могут помочь достичь солидарности и преодолеть политические напряженности». Под последними подразумеваются не только экстремизм и терроризм, но и внутрирегиональные споры из-за нехватки топлива и воды.

Несмотря на значение Узбекистана и других стран региона, ЕС сталкивается с жесткой конкуренцией. Прежде всего, со стороны Китая. На днях китайское правительство опубликовало Концепцию и план действий по совместному строительству "экономического пояса Шелкового пути" и "морского Шелкового пути 21-го века". Поднебесная предлагает комплексную программу экономической кооперации, не ограниченную ни географически, ни тематически. В документе фигурируют восемь приоритетных направлений: инфраструктурное строительство, промышленные инвестиции, освоение ресурсов, торгово-экономическое и финансовое сотрудничество, гуманитарные обмены, защита окружающей среды и сотрудничество на море. Узбекистану отводится особая роль в энерготранспортных инициативах. Планируется построить железную дорогу Узбекистан-Кыргызстан-Китай. Для её реализации Пекин уже подготовил мощную финансовую основу: Азиатский банк инфраструктурных инвестиций и Фонд "Шелкового пути". КНР не гнушается и политического давления, если это служит делу. Так, в январе 2015 г. делегация во главе с секретарем ЦК по иностранным делам Ян Цзечи направилась в Бишкек, чтобы "побудить кыргызского лидера" изменить свое отношение к обозначенному проекту. Через узбекскую территорию также пройдет четвертая линия газопровода «Центральная Азия — Китай» с мощностью до 30 млрд. кубометров в год.

На шаг или два позади от КНР действуют Россия, Корея и Иран. РФ ставит на энергетику и антитеррористические операции. «"ЛУКОЙЛ" в текущем году приступит к активной фазе проекта по строительству газоперерабатывающего завода (ГПЗ) и обустройства Кандымской группы месторождений в Бухарской области стоимостью $2,66 млрд. ГПЗ мощностью 8,1 млрд кубометров газа в год планируется построить в 2019 году», — сообщает РИА «Новости». В добавок к этому, 10 декабря Россия списала Узбекистану долг в $865 млн. дабы возобновить транзит узбекского газа через Кыргызстан, приостановленный в начале года. В этот же день лидеры стран договорились о координации в борьбе с террористическими угрозами. «Различные представители [ИГ] проникли в Афганистан из Ирака и Сирии. Эта ситуация требует превентивных мер», — отметил Ислам Каримов на встрече с Владимиром Путиным. Напомним, что около 5 тысяч членов "Исламского движения Узбекистана" (ИДУ) воюют на стороне "Исламского государства". Лидер другой узбекской террористической группы "Хизб ут-Тахрир" осенью прошлого года объявил о союзе с ИГИЛ. 

Иран и Южная Корея вносят свою лепту в повышение энергобезопасности Узбекистана. Парадоксально, но страна, на 60% территории которой расположены нефтегазовые источники (Узбекистан - 15 страна в мире и 3-я в СНГ по запасам газа!), испытывает "энергетический голод". В текущем году корейская IRED Co. Ltd подготовит расширение потенциала Шуртанского газохимического комплекса в Кашкадарьинской области. Исламская Республика, не располагающая высокими технологиями, предлагает готовый товар. Jamestown Foundation пишет со ссылкой на иранского посла: «Иран обещает транспортировку одного миллиона тонн нефти в год по линии Узбекистан-Туркменистан-Иран-Оман». Предприимчивые иранцы хотят убить сразу двух зайцев, покрывая нехватку углеводородов в Узбекистане и получая выход на "бездонный" китайский рынок.

Что же этому может противопоставить Европейский союз? В начале 2010 г. ЕС вел переговоры о транспортировке узбекского природного газа в Европу. Позднее эти планы были преданы забвению. Не последнюю роль в этом сыграли политические разногласия. Акцентируясь на безопасности, ЕС не может игнорировать свои демократические ценности. Европейское внешнеполитическое ведомство (European External Action Service) считает, что последние президентские выборы от 29 марта «не соответствовали правовым положениям о выборах и обязательствам Узбекистана по ОБСЕ и другим международным соглашениям». Вместе с тем, проводимый в отношении России курс "бумерангом" ударил по европейским интересам в Средней Азии. Санкции ЕС сократили доходные статьи бюджета Узбекистана. Стоимость автомобилей на вторичном рынке упала на 30%. На долю России приходится почти 90% производимых GM Uzbekistan автомобилей. По данным Всемирного Банка, в последнем квартале прошлого года объем денежных переводов в Узбекистан опустился на 43%. К этому можно добавить, что в 2015 году «Газпром» намерен сократить импорт узбекского газа на 3 млрд. кубометров.

ЕС понадобятся непомерные финансовые вливания, чтобы обратить энергетический потенциал Узбекистана в свою пользу. В отсутствии технологий и инвестиций узбекский газ может еще долго пролежать в земле. Яркий тому пример Иран, который будучи второй газовой державой, вынужден прибегать к импорту из Туркменистана. Есть ли у Европы возможности предложить Средней Азии что-то вроде "плана Маршала", о котором говорил казахский министр иностранных дел Эрлан Идрисов? Главный вопрос в другом: оправданно ли геополитическое присутствие ЕС в далекой Средней Азии? Транспортировка нефти и газа из региона осложняется не только географическими и политическими барьерами, но и коммерческими соображениями. Азиатский рынок с высокими ценами привлекателен для Туркменистана и Узбекистана. В плане безопасности угроза терроризма для ЕС, в первую очередь, исходит из Северной Африки, Сирии и юго-восточной Турции. Вовлеченность в дела Средней Азии была бы "распылением" ограниченных внешнеполитических ресурсов Брюсселя. Возвращающиеся из горячих точек экстремисты вкупе с растущим числом беженцев в Италии и Греции, а также раздробленностью Сирии и Ливии — более насущные геополитические вызовы для кабинета Федерики Могерини.

Камран Гасанов — научный сотрудник Зальцбургского Центра европейских исследований (Австрия), специально для Ostkraft

Подшивка

Другие публикации


09.01.19
Журнал «Освобождение». 1903. №17 (41)
09.01.19
Журнал «Освобождение». 1903. №15/16 (39/40)
20.11.18
Журнал «Освобождение». 1903. №14 (38)
20.11.18
Журнал «Освобождение». 1903. №12 (36)
20.11.18
Журнал «Освобождение». 1903. №11 (35)
VPS

Новости партнёров


Загрузка информера...