Новости

Нагорный Карабах возвращается в Империю: Гюлистан под контролем Степанакерта

03.05.2016 21:21

В ходе военных столкновений 3-5 апреля армии  НКР удалось установить контроль над местечком Гюлистан в бывшем Шаумяновском районе НКАО. Гюлистан – самое северное из пяти меликств Нагорного Карабаха, возникших в XVII веке. Границы его на севере достигали реки Кюрак-чай, на юге реки Тартар. Политическими и военными центрами меликства являлись расположенные близ одноименных сел крепости Гюлистан и Талиш (отсюда и второе название меликства – Талышинское). Но это местечко  получило полноценную прописку и  в русской истории, так как там в 1813 году там  был подписан  мирный договор между Российской империей и Персией (Ираном).  Персия признавала переход к Российской империи «на вечные времена» Дагестана, Картли, Кахетии, Мегрелии, Имеретии, Гурии, Абхазии и таких ханств, как  Бакинское, Карабахское, Гянджинское, Ширванское, Шекинское, Дербентское, Кубинское. К Российской империи отошла также часть Талышского ханства. Отсюда и определенная символика, заставляющая осмысливать  или переосмысливать  давние исторические события с точки зрения будущих контуров новой геополитики региона. 

Напомним вкратце историческую канву событий. Гюлистанский договор завершал достаточно длительную русско-персидскую войну 1804-1813 годов. Место подписания мирного договора с Персией приобретало для России принципиальное значение. Английский  посол в России Оусли предлагал подписать в Тифлисе предварительный мирный договор «в целом с соблюдением принципа Status quo ad praesentem», а позднее, в Петербурге, с участием посланника шаха заключить окончательный фундаментальный трактат. Однако генерал Ртищев, заключив 1 октября 1813 года перемирие с персами на 50 дней,  неожиданно ,  спустя всего несколько дней, 12 октября подписал мирный договор с Персией именно «в урочище Гюлистан при речке Зейве», то есть в Карабахе. Некоторые исследователи придерживаются мнения, что к тому времени в Гюлистане находился главный центр принятия решений в регионе,  где сохраняли устойчивую власть Мелик-Бегларяны. Так на сцену большой политики в регионе выходил карабахский фактор. Видимо, не случайно и то, в 1817 году именно русский генерал армянского происхождении, карабахец Валериан Мадатов был назначен военно-окружным начальником Карабахского, Шекинского и Ширванского ханств, а не преемник Ибрагим-хана Карабахского.

Еще одна любопытная подробность. Читаем  ст. XI Гюлистанского мира: «По подписании сего Трактата, уполномоченные обеих Высоких Держав взаимно и без отлагательства отправлять во все места надлежащее о сем известие и повеления о немедленном всюду прекращении военных действий. Доставление же оных ратификованных сего Трактата экземпляров иметь последовать взаимно присылкою от Высоких сих Дворов к вышесказанным их Уполномоченным сроком через три месяца». Русский император Александр I с  определенной задержкой   - в июне 1814 года -  подписал этот договор, и только 18 июля 1818 года Россия решила предать огласке содержание этого документа.  Гюлистанский договор содержал 11 гласных статей и так называемый «секретный акт». Персия признавала присоединение к России (ст.3) Карабахского, Гянджинского, Шекинского, Ширванского, Дербентского, Кубинского, Бакинского, Талышского ханств, Дагестана, Грузии с Шурагельской провинцией, Имеретии, Гурии, Мингрелии и Абхазии. В то же время «сепаратный акт» давал возможность Персии обратиться к России с просьбой о пересмотре условий этого мира. Эту задачу должен был выполнить подписавший вместе с Ртищевым этот документ иранский посол Мирза-Абуль-Хасан-хан. Во время беседы с императором Александром I он получил сообщение, что «к шаху чрезвычайным послом отправляется вновь назначенный на Кавказ корпусным командиром А. П. Ермолов», которому «высочайше повелено во всем, сколько возможно, споспешествовать желанию шаха и сохранить его дружбу».

Император Александр I заявлял о желании договориться с Персией и готовности идти на уступки. С другой стороны, 29 июля 1816 года он, со ссылкой на итоги беседы с персидским послом, в инструкции Ермолову перед выездом на Кавказ указывал: «При первом свидании объявил он, какие поручено ему сделать предложения; по приглашении же изложить их письменно, вручил чрез несколько дней ноту, причем в списке приложенную. Содержание оной состоит в домогательстве, чтобы мы отдали обратно Персии или все земли, кои нам от нее уступлены, или часть оных, за денежное вознаграждение; поименно никаких земель не обозначено; но по частным сведениям известно, что он требовал всего только для того, чтобы тем вернее получить хотя частицу, и что все желания персидского двора в полной мере удовлетворились бы, есть ли б, из числа приобретенных нами земель, мы уступили ханства: Талышинское, Карабагское и Ганжинское. Каковы бы ни были обстоятельства, подавшие повод к сему домогательству, нельзя не согласиться в том, что таковое требование о возвращении земель по заключении договора, силою которого оне торжественно уступлены, должно показаться странным».

Это был серьезный разворот петербургского кабинета в кавказской политике. Императору Александру I было известно о том, что в 1814 году Англия подписала с Персией договор, согласно одной из статей которого Лондон обязывался осуществлять «посредничество» при определении русско-иранской границы. Он считал Гюлистанский трактат «промежуточным», поскольку определение границ между Россией и Персией было специально оговорено в приложенном к трактату «Сепаратном акте». Персия при поддержке Великобритании настаивала на возвращении к границам 1801 года. Так вводилась острая интрига, предопределившая в конечном счете дальнейшую судьбу Карабахского ханства.

Из записки Ермолова 19 ноября 1816 года: «Ханство еще в 1805 году покорилось первое власти Государя. Хан, в ознаменование зависимости, платил дань 8 тыс. червонцев. С того самого времени войска наши имели пребывание в ханстве и персияне смотрели с завистью на богатейшую землю сию, доставшуюся в руки наши. Народонаселение Карабаха простирается до 24 т. семейств. Оно не составляет половины прежнего, ибо неоднократно наносимая прежде персиянами война разорила землю; жители в большом количестве увлечены в плен, не в меньшем разошлись по разным местам». Из рапорта Ермолова императору Александру, февраль 1817 года: «Вникая в способы введения в здешнем крае устройства, хотя вижу я большие затруднения, надеюсь, однако же, со временем и терпением в свойствах Грузии ослабить закоренелую наклонность к беспорядкам; но области, ханами управлемыя, долго противу станут всякому устройству, ибо данные им трактаты предоставляют им прежнюю власть, без малейшаго оной ограничения, кроме казны, на которую они права не имеют. Управление ханствами даровано им наследственно. Благодетельные Российские законы не иначе могут распространиться на богатыя и изобильныя области сия, как в случае прекращения наследственной линии, или измены ханов. Покойный генерал князь Цициянов, при недостатке средств со стороны нашей, имея внешних и внутри земли сильных неприятелей, присоединил ханства к России. Необходимость вырвала у него в пользу ханов трактаты снисходительные. Впоследствии весьма ощутительно было, сколько они противны пользам нашим, отяготительны для народов, и сколько потому с намерением Вашего Императорскаго Величества не согласуются. Никто, однако же, не воспользовался возможностью переменить их. Измена хана Шекинского вручила нам богатое его владение. Главный город взят был нашими войсками, хан бежал в Персию и введено было Российское укрепление. Генерал-фельдмаршал граф Гудович без всякой нужды вызвал на ханство одного из бежавших ханов из Персии, и ныне сын его, генерал-майор Измаил-хан, им управляет. Таким же образом изменил и хан Карабагский, но был убит. После него остались дети верныя и приверженныя, и фельдмаршал граф Гудович должен бы возвести сына на ханство, которым доселе владеет, но он бездарен и здоровья весьма слабаго. При нем наследник племянник его, полковник Джафар-Кули-ага, который в 1812 году изменил нам, бежал в Персию, водил персидския войска в свое отечество неоднократно, с ними вместе на один баталион наш, слабый числом, напал и истребил его. Предместник мой, генерал Ртищев, призвал его из Персии, признал его прежним полковником и ввел в прежния права наследника ханства. Оба сии ханства, положением своим важныя, произведениями богатейшия, должны непременно быть управляемы Российскими законами на том основании, как Елисаветпольский округ, некогда бывший ханство Гаджинское. Доводя о сем до сведения Вашего Императорского Величества всеподданнейше прошу полковника Джафар-Кули-агу не утверждать наследником Карабагскаго ханства, и хотя генерал Ртищев, именем Вашего Величества, признал его в сем достоинстве, я найду благовидные причины не допустить его управлять ханством».

Метод исторических параллелей всегда имеет условный характер. Но он  часто  выводит  исследователей на фактор общего  признака, характерного и  для других эпох. Вспомним  Гегеля:   «Правителям, государственным людям и народам с важностью советуют извлекать поучения из опыта истории. Но опыт и история учат, что народы и правительства никогда ничему не научились из истории и не действовали согласно поучениям, которые можно было бы извлечь из нее. В каждую эпоху оказываются такие особые обстоятельства, каждая эпоха является настолько индивидуальным состоянием, что в эту эпоху необходимо и возможно принимать лишь такие решения, которые вытекают из самого этого состояния. В сутолоке мировых событий не помогает общий принцип или воспоминания о сходных обстоятельствах, потому что бледное воспоминание прошлого не имеет никакой силы по сравнению с жизненностью и свободой настоящего». Если проектировать  события, связанные с Гюлистанским договором 1813 года на сегодняшний день, то при всех условностях, не покидает ощущение однотипной социально-экономической или технико-технологической почвы с днем нынешним, хотя  речь идет о разных формациях при наличии  сходства политической обстановки.  Все те же «вертикальные и горизонтальные стволы» истории, и та же  матрица достоверной  картины  исторического прошлого и настоящего.

Подшивка

Другие публикации


06.12.16
Ноам Хомский о политическом моменте в США
03.12.16
Новая Концепция внешней политики Российской Федерации
01.12.16
Последние дни западного мироустройства
20.10.16
Реформа Администрации президента России
07.10.16
Почему МИД Латвии не запрещает въезд в Латвию Мединскому и Якунину?
VPS

Новости партнёров


Загрузка информера...