Документы

9 января 1905 года: расстрел бессмысленный и параноидальный

09.01.2015 14:34Источник: http://politconservatism.ru/

Сегодня 9 января 1905 года представляется одним из тех моментов отечественной истории, когда решалась судьба нашей страны. Используя модное у современных историков слово – то была «точка бифуркации». Кровавое воскресенье, сильнейшим образом подорвавшее легитимность императорской власти, по сути, во многом предопределило и Февральскую революцию, и крах монархии, и приход к власти большевиков.

Конфликт власти и либеральной части общества, экономический кризис, связанный с масштабной нехваткой земель у крестьян, слабое социальное законодательство, нередко оставлявшее рабочих один на один с фабрикантами, отсутствие каких-либо форм выборного представительства в высшие государственные учреждения – все эти проблемы, объективно стоявшие перед нашей страной, очевидно, решались бы в иных формах, без столь явного противостояния, без разделения на «своих» и «чужих», на «черное» и «белое».

Как могло получиться, что мирная (или совсем не мирная?) демонстрация была расстреляна? На ком лежит вина за этот расстрел? Имела ли место трагическая случайность, ошибка (как власти в целом, или отдельных ее представителей, так и организаторов демонстрации)? Был ли расстрел мирной демонстрации грандиозной провокацией? Была ли провокацией сама демонстрация? 

Любовь Ульянова

Уважаемый Модест Алексеевич, согласны ли Вы с традиционной исторической оценкой событий 9 января 1905 года, согласно которой основная вина за произошедшее лежит на царской власти?

Модест Колеров

Было бы странно, если бы вину за происходящее в столице страны не несла царская власть как высшая власть в стране. Ревизию этой позиции, на мой взгляд, абсолютно законной и справедливой, уже много десятилетий пытаются осуществить идейные монархисты. Не с целью поиска истины, а с целью реабилитации Николая II или даже снятия с него всей ответственности за Кровавое воскресенье. В современной историографической и общественной ситуации не могу с определенностью сказать, что позиция монархистов остается по-прежнему маргинальной, что осталось абсолютным большинство тех, кто вслед за школьными учебниками советского и постсоветского времени возлагал вину за события на Николая II. Такого рода согласия, мне кажется, уже нет.
А как должна была действовать власть для предотвращения конфликта в условиях, когда по улицам столицы двигалась стотысячная толпа?
 
Вопрос о конфликте, на мой взгляд, некорректен. Огромная верноподданническая толпа, с хоругвями, с портретами Николая II, с песнопениями, окруженная священниками, поддерживаемая полицией, поскольку полиция в этом видела верноподданническую манифестацию, идет к царю, чтобы высказать ему свои жалобы, касающиеся ее социально-экономических отношений с работодателями. Высказывается привычный для того времени протест – во многом патриархальный протест пролетариата против капитализма. Я не могу сказать, что царская власть того времени по идейным соображениям была сторонником капитализма. Мне кажется, она испытывала адекватные своему народу патриархальные иллюзии. Никакого конфликта не было. Конфликт создал расстрел. Расстрел бессмысленный и параноидальный. Эта верноподданническая толпа ничем не угрожала ни государственной стабильности, ни царской власти. Более того, при желании царская власть могла эту толпу сделать передовым отрядом борьбы за свои политические цели. О том, что готовится расстрел, петербургское интеллигентное общество знало. Не случайно накануне вечером составили делегацию, пытаясь его предотвратить. Это значит, что решение о расстреле было принято заранее, а не под впечатлением от толпы. Еще раз. У нормального человека верноподданническая толпа не могла вызвать ощущение угрозы. Расстрел – это преступление. Ответственность за это преступление целиком лежит на Николае II. Независимо от меры его личного участия в принятии этого решения. На мой взгляд, для круга Николая II это решение было консенсуальным. Иначе бы оно не было принято. Поэтому вывод и ответ один: чтобы не создавать конфликт, царская власть не должна была его создавать. Она должна была не расстреливать демонстрацию, а спокойно принять петицию и действовать дальше по своему усмотрению.
Действительно ли демонстрация была мирной, в ней принимали участие социал-демократы, эсеры…
 
Демонстрация была исключительно мирной. Никому ничем не угрожала. И реакция полицейских, которые сопровождали, охраняли эту демонстрацию, помогали демонстрантам найти дорогу, полицейских, которые крестились вместе с народом, доказывает, что эта демонстрация не угрожала никому.
Возможно, какую-то роль сыграл испуг перед огромной толпой? Этакий флэш-моб, вроде бы мирный, но несущий в себе определенный агрессивный заряд, пусть и скрытый.
 
Вы подменяете собственное представление о толпе с представлениями участников тех событий. Николай II имел личный опыт большой толпы. Во время празднований по случаю коронации на Ходынском поле. Эту толпу он призывал сам. Она его не только не пугала изначально, она его не испугала даже тогда, когда произошла трагедия и из-за давки погибли люди. Николай не впечатлился трагедией толпы, иначе бы он отменил дальнейшее празднество в связи с коронацией. Он ее созывал, использовал ее и кормил. Если войти в поле психологии, то Ходынский прецедент надо иметь в виду.
А по каким причинам было принято решение о расстреле? Не было ли это следствием дезинформации?
 
Я не изучал специально вопрос о том, как технически принималось это решение, какие звучали аргументы. На мой взгляд, решение царской власти о расстреле демонстрации с петицией 9 января настолько же параноидально и необъяснимо, как решение Сталина начать «большой террор».
Можно ли утверждать, что в произошедшем есть вина и организаторов шествия? Стремились ли они сознательно к провокации?
 
Организаторы этой демонстрации, а именно священник Гапон, не использовали эту демонстрацию для провокации. В том смысле, что они не использовали ее как конфликтное шествие. Гапону не за что в данном случае каяться, кроме как за свою наивность и за свои иллюзии, за что Гапон и был жестоко наказан революционерами. Гапон собрал эту толпу, ее воспитывал, причем успешно, и вывел эти сто тысяч человек на улицы столицы, для того чтобы повысить ставки в своей личной общественно-политической борьбе за свободу трудящихся, не побоюсь этого слова, за их религиозно осмысленные социальные права. Я согласен с мнением Бориса Межуева, которое он высказал лет 12 назад, что в лице этой неудавшейся демонстрации Россия лишилась перспективы народной низовой религиозной реформации. Гапон вел дело к масштабной религиозной мирной реформации. Никаких провокационных целей, имея в виду провокацию конфликта, у него не было.
На Ваш взгляд, какие действия власти были бы приемлемыми в тех исторических условиях?
 
Власть не должна была расстреливать. Власть должна была принять эту петицию и пообещать ее рассмотреть. Это было вполне реальное развитие событий в тех исторических условиях. Общий шок общества и народа от расстрела возник именно от того, что была расстреляна лоялистская, мирная, церковная демонстрация. Это удар младенцу палкой по глазам. Именно это вызвало известные в литературе отклики. Либералы, социалисты, все были едины в отвращении к этому поступку власти. Николая II законно назвали «Палач народа». Так называлась статья Петра Струве.
Есть ли связь между применением силы в январе 1905 года и ее неприменением в феврале 1917 года?
 
Нет, такой связи нет. В январе 1905 года движение было народное, низовое, а в феврале 1917 года переворот был совершен высшим генералитетом, политическими деятелями, в согласии с частью ближайшего окружения царя.
Но Февральская революция началась с массовых демонстраций, забастовок…
 
Февральская революция началась с протестов в очередях. Не более того. Для того чтобы избежать этой перспективы, у власти было достаточно средств: открыть склады, раздать запасы, обеспечить поставки продовольствия. И т.д.
Можно ли провести иную параллель: с событиями киевского майдана? В 1905 году был сразу осуществлен разгон толпы, а во втором случае толпа не разгонялась вообще, и это вылилось в известные события. В случае разгона Майдана можно ли было ожидать повторения революционных событий 1905 года? Являются ли эти ситуации альтернативными вариантами развития событий?
 
Киевский майдан – и первый, и второй – в наибольшей степени близки к прецеденту Февральской революции 1917 года. Потому что эти два майдана и Февральская революция были, по сути своей, олигархическими переворотами. К расстрелу толпы, к способности толпы выдержать или не выдержать прямой вызов власти олигархический переворот не имеет отношения. Бенефициары всех этих трех переворотов были либо внутри власти, либо рядом с ней.
В историографии бытует мнение, что Николай II остался равнодушен к событиям 9 января, это не стало для него психологической травмой. Согласны ли Вы с таким утверждением?
 
Я не знаю. Мягко говоря, я не поклонник Николая II. Мне он неинтересен. Но я разделяю суждение о том, что ему была присуща особая душевная глухота.
Подшивка

Другие публикации


27.10.17
Ежегодники «Исследования по истории русской мысли» за 20 лет (1997–2017)
17.10.17
В российскую элиту объявлен набор. Но каковы требования и каковы кандидаты? / Дмитрий Буянов
10.10.17
Иосиф Сталин отвечает на актуальные вопросы современности / Марат Шибутов
02.10.17
Вторичность и «фактор заказчика» в «Политбюро 2.0»
20.08.17
Почему США на пороге развала
VPS

Новости партнёров


Загрузка информера...