Документы

Киргизию ждёт "жаркая осень" и новый передел?

28.08.2013 00:08Источник: StanRadar.com

Эксперт по государственному управлению Шерадил Бактыгулов прогнозирует наступление в Кыргызстане жаркой политической осени из-за обострения борьбы политических элит за «хлебные должности».

В преддверии политического сезона все чаще говорят о смене правительства и о роспуске парламента. Какой из сценариев наиболее вероятен?

Ни тот, ни другой. Вероятность того, что парламент распустят, возникла по двум причинам. Во-первых, трех депутатов «Ата-Журта» лишили депутатских мандатов 20 августа (Камчыбек Ташиев, Талант Мамытов и Садыр Жапаров признаны виновными в попытке захвата власти в октябре 2012 года – прим. Stanradar.com). Учитывая то, что один из них является ярким, влиятельным лидером на юге республики – возможны волнения. И второе – сейчас идет формирование избирательных штабов. В ожидании роспуска парламента партии готовятся к досрочным выборам.

Но объективных причин для досрочного роспуска нет. По Конституции – только сам парламент может объявить о своем роспуске. Если говорить о роспуске правительства – то он возможен, но это никак не связано с политической или экономической ситуацией в стране. Это связано только с тем, что кому-то нужны посты. Даже тому самому Ташиеву. Это будет банальный «передел кресел».

Это явление мы наблюдаем уже давно, оно запущено еще первым президентом Кыргызстана. При нем 13 раз менялись премьер-министры, а был он президентом 16 лет.

Непопулярные решения сейчас принимают парламент и правительство. Почему президент ушел в тень?

Это нормальная практика. Согласно Конституции произошла деконцентрация власти одного человека. Парламент и правительство действуют в рамках своих полномочий, которые они получили по новому основному документу страны. Алмазбек Атамбаев отмалчивается потому, что это не его компетенция. Тем не менее, у премьера недостаточно полномочий, чтобы стать крупной самостоятельной политической фигурой.

Правительство принимало непопулярные решения с 1995 года. Еще тогда президент себя обезопасил, написав «правильную» Конституцию. Глава государства делал все, что хотел, но при этом не нес ответственности. Вот на этом разрыве в республике произошли события 2005 и 2010 года.

То, что мы видим сейчас ? тоже сформировано Конституцией редакции 2010 года. Это хорошо, когда есть видение развития государства: коммунизм, светлое будущее или даже демократия. А у нас стратегия называется: день простоять, да ночь продержаться. В этом подходе видится главная причина непопулярности решений правительства. Решения в рамках подобной парадигмы развития не приносят улучшение положения граждан.

Это ведет к тому, что работа правительства и парламента направлена на «проедание» бюджета страны. Это не развитие, не бюджетообразующие действия, а поддержание страны «на плаву». Эта практика длится даже на 20, а 40 лет - при СССР Москва выделяла нам деньги, а мы их вместо того, чтобы вкладывать – тратили.

В этой ситуации говорить о смене состава правительства или набора министерств и ведомств, приеме каких-то грозных постановлений или программ, которые улучшат ситуацию в стране, пока не приходится. Программ у нас много, а вот механизмов их реализации нет. Планы реализации стратегий и программ остаются на бумаге, а большинство мероприятии «кочуют» из одной программы в другую.

Сейчас глава государства говорит о тесном сотрудничестве с Россией. Но возможна ли отмена всех существующих договоренностей, если к власти придет прозападный политик?

Нет, это исключено. У нас с Западом нет никаких проектов, и они не предвидятся. Для их промышленного капитала Кыргызстан не представляет интереса. Только при наличии этой составляющей появляется интерес государственных институтов.

Если говорить об интересе, то у Запада к Кыргызстану он просыпался только трижды. Первый раз с распадом СССР, второй - с началом операции в Афганистане и третий - в 2005 году. Тогда они рассчитывали на то, что в республике будет развиваться демократия, но когда увидели, что на самом деле в основе лежит неприятие первого президента и его окружения, они разочаровались и во втором президенте. С тех пор они относятся к Кыргызстану насторожено.

Если даже к власти придет прозападный человек, он не сможет поменять ориентацию государства на интеграцию с Россией. Ему придется иметь дело только с российскими, китайскими и казахскими капиталами.

Американских инвестиций в Кыргызстане нет. Они выделяют деньги для работы НПО и поддерживающих программ. То же самое делает Евросоюз. Их основная помощь направлена на бюджетную поддержку. Эти средства идут на выплату пенсий, зарплат и выполнение бюджетных обязательств по отношению к населению.

Политика США и Запада направлена на то, чтобы не дать Кыргызстану «взорваться». Мы находимся на границе ОБСЕ и являемся потенциальным очагом напряженности. Потенциальным вторым Афганистаном. Ведь территория нашей республике удобная точка для базы по подготовке боевиков.

Из-за экономической и политической нестабильности Кыргызстан является небезопасным местом для вложения капиталов? Как россияне будут обеспечивать сохранность своих инвестиций?

Крупные проекты - строительство ГЭС, покупка «Кыргызгаза» - осуществляют государственные корпорации. Они работают по межгосударственным и межправительственным договорам. Правовой статус такого сотрудничества очень высок. Если дойдет до конфликтов, то возможны экономические санкции со стороны России. Например, введение акцизов. Кыргызстан зависит от поставки горюче-смазочных материалов, авиационного топлива, продуктов питания и лекарственных препаратов. Цены, установленные Россией, могут дойти до такого уровня, что никакая инфляция с ними не справится.

И второе – международные суды. Обвинение Кыргызстана в нарушении межгосударственных договоров в рамках международного права. Любые посягательства на крупные государственные российские инвестиции чреваты уголовными делами, которые Кыргызстан однозначно проиграет. Уверен, что в случае возникновения трений Россия будет действовать жестко.

Среди местных чиновников и политиков могут возникнуть протестные настроения относительно крупных иностранных инвестиций, но их реальная подоплека – участие в распределении финансов. Нет никаких сотруднических или государственных интересов, только личные. Ведь участие в таких проектах - это гарантированный доход без лишнего напряжения. Сейчас, например, идет борьба за место представителя «Газпрома» в Кыргызстане. Это банальная драка за кормушку.

После того, как в Кыргызстан зашли государственные российские инвестиции, придут ли частные?

Они уже приходят, но осторожно. Первые – в банковский сектор. Возможно, после переформатирования ЦТП «Манас» в гражданский хаб, ведущую роль будут играть как раз россияне. С вступлением в Таможенный союз пойдет тенденция с регистрацией российских фирм здесь. Вариантов сотрудничества много.

Когда заходят государственные компании – частники чувствуют себя более защищенными. Так как государство будет защищать и свои инвестиции и инвестиции своих граждан. При этом заход государственных средств не означает автоматически повышении инвестиционной привлекательности республики для частников.

Бизнесмены стремятся получить прибыль в краткосрочный или среднесрочный период – максимум за 5 лет. С этой точки зрения в Кыргызстане очень мало секторов для вложения инвестиций. Это горнодобывающая промышленность и банковский сектор. Сама страна не привлекательна для того, чтобы вкладывать средства еще куда-то.

Мелкий бизнес не интересен даже среднему российскому предпринимателю. У нас маленький и ограниченный рынок, по сравнению с соседями и низкое качество производства.

Ваши прогнозы – вступит ли Кыргызстан в Таможенный союз в обещанный срок?

Обозначенный срок является ориентировочным или прогнозируемым сроком, но никак не обязательством Кыргызской Республики. Конкретные сроки вступления зависят от сроков достижения договоренностей по тарифам и товарным группам, представляющим взаимный интерес между странами–участницами ТС и Кыргызстаном. Переговоры непростые.

Например, крупнейшие в Центральной Азии рынки «Дордой» и «Кара-Суу» являются хорошими примерами успешной тарифной политики Кыргызстана. Эти рынки процветают благодаря тарифам, а не благодаря границе Кыргызстана с Китаем. Понимание этого факта есть у сторон, поэтому переговоры по тарифам и товарным группам являются весьма серьезным предметом переговоров, а не простой формальностью или желанием «оттянуть» сроки вступления Кыргызстана в Таможенный союз.

Подшивка

Другие публикации


15.08.17
Закон США о пересмотре санкций в отношении России 2017
13.08.17
Экспертиза по сносу Памятника Советским Воинам в Миколине (Польша)
10.08.17
Богословские определения как «парадокс лжеца»
31.07.17
Polygraph.info («Радио Свобода» и «Голос Америки») об апартеиде в Латвии
20.07.17
Афганистан на грани нового раскола
VPS

Новости партнёров


Загрузка информера...