Статьи

Колокол звонит по Ирану: Дойдет ли “скифский выстрел” из Турции до Ирана? Фахраддин Абосзода

10.06.2013 12:12

Большинство наблюдателей во всем мире сегодня едино во мнении, что события в Турции, которые с разной степенью активности продолжаются в наши дни, имеют не только и не столько чисто внутриполитическое значение для самой этой страны, но и четко выраженное геополитическое измерение.

Аналитики давно уже предполагали, что Турция, по всей видимости, станет очередным звеном в цепи перманентных цветных революций так называемого Большого Ближнего Востока. При этом мы исходили из самых различных факторов, среди которых объективные законы геополитических процессов занимают не последнее место. Несмотря на то, что многие эксперты, как в самой Турции, так и за ее пределами, еще недавно с недоумением встречали наши (и других специалистов по Турции) подобные прогнозы, а руководство Турции демонстрировало необычайную уверенность в своей непобедимости и даже слышать не хотело о такой возможности развития процессов внутри страны, сегодня уже ни для кого не является секретом то, что в Турцию пришла «Арабская весна».

Сегодня такой же очевидностью должно быть то, что турбулентные процессы вышеназванной «Арабской весны» вряд ли остановятся на Турции. Логика жанра такова, что, скорее всего, эти процессы будут двигаться дальше, охватывая в свои объятия все новые и новые страны, доводя переформатирование и фрагментацию названного региона до логического завершения. В этом смысле, не исключено, что очередной страной в этой цепи вполне может оказаться Иран, который имеет все шансы стать точкой бифуркации для окончательного переформатирования данного региона.

Большинство экспертов по современному Ирану давно уже едины во мнении о том, что страны Запада совместно с Израилем в решении «иранского вопроса» предпочитают путь смены власти в этой стране с помощью социального взрыва, который больше известен нам под названием «цветной революции». Ни для кого не секрет и то, что главные силы мирового закулисья давно уже работают над этими планами. Поствыборные беспорядки 2009 года стали первым «пробным шаром» в этом направлении, в ходе которого эти силы на практике лишний раз убедились в реальности осуществления «управляемого хаоса» в Иране.

В рамках данной статьи мы постараемся вкратце рассмотреть основные факторы, свидетельствующие о возможности повторения турецких событий в Иране.

Внутренние факторы:

Первое – склонность населения страны к революциям. Революция, как говорится, в самой крови иранцев. История Ирана четко показывает, что тут нередко смена власти происходит в результате революционных потрясений, которые сопровождаются социально-экономическими катаклизмами, которые мешают устойчивому развитию страны и делают шаткой политическую надстройку государства. Только в течение прошлого столетия Иран стал свидетелем несколько революций - Конституционной революции 1905-1911 гг. под руководством Саттар-хана, восстание против иранского правительства и поддерживающих его британцев во всем Северном Иране под руководством шейха Мохаммада Хеябани в апреле 1920 года, провозглашение Гилянской Советской Республики 5 июня 1920 года под руководством национального героя талышского народа Мирза Кучек-хана Джангали (вождь движения джангалийцев), низложение с иранского трона последнего каджара – Ахмад-шаха Каджара – и провозглашение Реза-хана Пехлеви новым шаханшахом Ирана 12 декабря 1925 года, отречение Реза Пехлеви от престола и возведение на трон его сына Мохаммада Реза Пехлеви 16 сентября 1941 года, Революция 21 Азера (12 декабря 1945 года) под руководством С.Дж. Пишевари, который был министром иностранных дел при правительстве Мирза Кучек-хана, Мехабадская республика, провозглашенная 22 января 1946 года со столицей в городе Мехабад (город в провинции Западный Азербайджан, которая населена курдами и тюрками), мирная демократическая революция 1953 года, в результате которой к власти пришел Национальный фронт Ирана во главе с премьер-министром Мохаммадом Моссадыком, возвращение к власти Мохаммада Реза Пехлеви, после того как Мосаддык с помощью ЦРУ был арестован и повешен, и провозглашение курса на радикальную вестернизацию Ирана, который больше известен как «Белая революция», и, наконец, Исламская революция 1979 года во главе с Имамом Хомейни. Все это является свидетельством достаточно высокого революционного потенциала иранского общества, которое в критический момент в истории страны в любой момент может выйти на улицы крупных городов страны и смести все и вся на своем пути. Если добавить к сказанному массовое недовольство населения действиями властей, то перспективы революционных потрясений становятся вполне наглядными!

Второе – сложная социально-экономическая ситуация внутри Ирана, которая связана, с одной стороны, с известными санкциями США и их западных союзников, и, неумелой экономической политикой правительства, с другой. При этом особо следует учесть, что неумелой была политика не только правительства Ахмадинежада (в сравнении с предшественниками намного более прогрессивная и народная), но и всех правительств Исламской Республики. Отчасти это связано с самой структурой власти в Иране, которая во многом является непреодолимой преградой перед правительством, полномочия которого существенно ограничены другими еще более сильными бюрократическими структурами, обладающими фактически неограниченными полномочиями.

Мы ранее неоднократно писали о тяжелой социально-экономической ситуации в Иране, о показателях социально-экономического развития страны и положении населения в условиях глубокой инфляции и беспросветной безработицы. Поэтому в рамках этой статьи мы не станем повторять конкретные цифры, с которыми читатели могут ознакомиться в наших предыдущих комментариях, да и не только в них.

Третье – всеобъемлющая коррупция практически во всех структурах власти и высшего духовенства. Примечательно, что руководство страны, вместо того, чтобы бороться против коррупции, всячески старается не выносить сор из избы. Свидетельством того являются попытки высшего духовенства и даже Духовного лидера Аятоллы Хаменеи не позволить нынешнему президенту Ахмадинежаду развернуть настоящую борьбу против коррупционеров и мздоимцев. Напомним, что Ахмадинежад неоднократно заявлял о том, что в его руках имеются многотысячные доказательства, компрометирующие представителей высшего политического и религиозного руководства в коррупционных скандалах. В ответ на это духовенство и парламент (!) страны выбрали тактику запугивания Ахмадинежада. Кроме того, они же не допустили представителя президентской команды И. Машаи к выборам, боясь, что в ходе своей предвыборной кампании он все-таки сделает достоянием общественности хотя бы какую-то часть этих компрометирующих материалов. Далее, учитывая опыт предыдущей кампании, в ходе которой (а именно, первых прямых теледебатов кандидатов в президенты) Ахмадинежад озвучил некоторые фамилии высокопоставленных представителей руководства страны (в том числе экс-президентов Х. Рафсанджани и М. Хатами), обвинив их во взяточничестве, в этот раз теледебаты превратились в телевизионный фарс, так как их показывают по телевидению только после жесткой цензуры.

Несмотря на все эти превентивные меры руководства страны, в нынешнем мире, благодаря прогрессу Интернет-технологий, шила в мешке уже не утаишь. Продвинутая часть населения, в особенности молодежь, хорошо осведомлена коррупционностью  властей. Как показывает практика других стран, да и самого Ирана, в поствыборный период такая коррумпированность властей может стать одной из основных причин начала беспорядков.

Четвертое – многонациональный  состав населения Ирана, что, по сути, является ничем иным, как миной замедленного действия под государственным строем этого государства. Сегодня даже иранские политики сами не скрывают, что страну ожидает большие потрясения в плане обострения межнациональных отношений, которые могут завершиться расчленением Ирана, отделением от него некоторых национальных областей (Азербайджана, Курдистана, Белуджистана, Хузистана и пр.). То, что – впервые в истории президентских выборов в Исламской Республике – некоторые кандидаты в свои программы включили пункты о национальных отношениях в стране, говорит о том, что в руководстве страны понимают всю опасность положения. Например, кандидат-реформатор Мохаммад Реза Ареф на встрече с представителями религиозных и национальных меньшинств заявил: «Я подготовил заявление, в котором поддерживаются требования разных народностей страны, и в скором времени его опубликую. В ходе многочисленных поездок по окраинным районам страны я понял, что необходимо уделять серьезное внимание проблемам народностей этих областей. В этих целях я рассчитываю привлечь к работе местных руководителей. В моей предвыборной программе подчеркивается необходимость развития окраинных районов страны, благосостояние которых необходимо увеличивать». Касаясь вопроса образования в районах, населенных национальными и религиозными меньшинствами, Ареф отметил: «В Высшем совете культурной революции господствует подход, согласно которому исламское образование должно вестись на местных языках и диалектах. В настоящее время молодое поколение разных народностей страны в достаточной мере не знакомо со своими местными диалектами, и этой проблеме следует уделить особое внимание», сообщает inosmi.

Ареф обратился ко всем национальным и религиозным меньшинствам принять активное участие в предстоящих выборах президента страны, потому что нельзя самоустраняться от такого значимого в масштабах государства события.

Также присутствующий на встрече глава центрального избирательного штаба кандидата Джафар Тоуфиги отметил, что Ареф проявляет особый интерес к проблемам национальных и религиозных меньшинств не для того, чтобы только получить их голоса на выборах и любым способом стать президентом страны. Он напомнил, что его кандидат был первым, кто опубликовал так называемую нравственную хартию президента, и тем самым дал понять, что, участвуя в предвыборной кампании, жестко придерживается моральных принципов. Глава центрального избирательного штаба Арефа подчеркнул: «По мнению нашего кандидата, необходимо соблюдать права всех народностей, населяющих страну, и делать это, конечно, в рамках Конституции».

Независимо от того, с какой целью выступил с таким заявлением кандидат в президенты, возможные раскачивания в области межнациональных отношений, на наш взгляд, вполне могут обернуться достаточно плачевными последствиями для Ирана. Случайно ли это или нет, но факт заключается в том, что это заявление г-на Арефа прозвучало почти одновременно с отчетом по Ирану Комитета ООН по экономическим, социальным и культурным правам, где содержится призыв к руководству страны принять практические шаги по недопущению ущемления прав неперсидских народов страны.

В таком случае никакое абстрактное «придерживание моральных принципов» со стороны отдельных политиков уже не сможет оказать воздействие на возникновение и распространение нежелательных потрясений в области межнациональных отношений. Потому, что сам факт обсуждения межнациональных отношений в высших кругах политиков является хоть и не прямым, но хотя бы косвенным доказательством провала одной из основополагающих концепций Исламской революции, согласно которой в Иране «нет наций, а существует мусульманская умма». А это является достаточно тревожным сигналом для дальнейшей судьбы всего нынешнего государственного устройства Ирана.

 Пятое – раскол населения не только по этническому признаку, но и по своим политическим пристрастиям. Население Ирана, как и Турции, а также ряда других государств региона разделено в своем видении цивилизационного проекта своего государства. Часть населения считает, что их государство является неким исламским проектом (причем ни в одной из этих стран нет строго единой уммы, во всех присутствуют не только шииты и сунниты, но и множество различных сект, крайних или умеренных ответвлений ислама). Другая же часть населения полагает, что страна должна принять «западный», «европейский» (ранее были также сильны позиции «социалистов») формат. Между этими двумя позициями, которые представляют взгляды большей части страны, существует множество других позиций, располагающихся ближе к тем или другим, но менее популярных в целом по всей стране. Поэтому эти страны все последние пятьдесят-сто лет находятся на своеобразных весах, на которых перевешивает то первая, то вторая позиция. И до тех пор, пока не будет найден механизм, обеспечивающий долгосрочный баланс чаш этих весов, в условиях все более осложняющегося развития мира, эти государства будут обречены в исторической перспективе на «колебание внутригосударственных качелей».

По мнению Александра Баунова, «главная проблема Ирана – не диктаторы, а разноскоростной иранский народ. Иранский народ по-прежнему расколот. Одним подавай, чтобы построже, чтобы духовные скрепы весом в пуд, чтоб вера и отечество и ничего тлетворного, чтоб невесты-девственницы, чтобы мужчины с бородами, но без галстуков, чтоб все закрыто в Рамадан и пять молитв в день, чтоб из-под платков у баб ничего не торчало, а то кудряшки свои выставят, срамота, чтобы платки черные, синие и коричневые, как школьная форма, а не цветные, как нынче распустились, чтоб из школы прямо замуж, чтобы мужа выбирали родители, чтобы сидела дома и рожала детей, чтобы за измену – смерть, за наркотики – смерть, за водку, виски, каберне-совиньон, пиво «Туборг» – смерть. Чтоб кино только наше, отечественное: конфликт хорошего священника с лучшим, “Остров” против “Попа”». 

Кроме этого, в Иране давно уже сформировалась устойчивая «партия реформ», которая, несмотря на репрессии всего периода после 2009 года, ныне набирает обороты. В этом плане первым сигналом для властей стали беспорядки во время предвыборной встречи кандидата в президенты Ирана Хасана Рохани в мечети Джамаран в Тегеране в прошлую субботу, в ходе которой, по сообщению агентства Mehr, полиция была вынуждена арестовать несколько человек. По сообщениям агентства, в ходе встречи люди скандировали революционные лозунги, в поддержку находящихся под домашним арестом  руководителей «Зеленого движения» Мирхосейна Мусави и Мехди Карруби. Перед встречей, сотни людей скандировали лозунги, среди которых звучали «Наши задержанные лидеры должны быть освобождены» и «Политические заключенные должны быть освобождены».

Буквально на следующий день после этого, похороны оппозиционного иранского аятоллы Джалаладдина Тахери в Исфахане превратились в массовые акции протеста, предают иранские СМИ. Покойный был известен своей резкой критикой в адрес правящего духовенства, и отмечал, что оно использует религию в угоду мирских интересов, а также искажает основы ислама.

Тысячи людей, собравшихся проводить Дж. Тахери в последний путь, после церемонии похорон начали антиправительственную демонстрацию. В частности, они требовали освобождения находящихся под домашним арестом оппозиционных лидеров Мирхосейна Мусави и Мехди Карруби. В распространенном английской газетой «The Telegraph» видео также слышны лозунги «Смерть, смерть диктатору» (популярный во время демонстраций 2009 г.) и «Настоящие духовники (перс. рохани) – Монтазери, Тахери» (http://www.youtube.com/watch?v=UAuoXUpjPec&feature=player_embedded). К данной акции также присоединились ряд оппозиционных лидеров, в частности брат экс-президента Мохаммада Хатами Мохаммад Реза Хатами, религиозный деятель Абдулла Нури, кандидат в президенты Хасан Рохани и др. Кроме того, отметим, что Х. Рохани стал упоминать М. Мусави в публикациях в своем аккаунте в сети Твиттер (в двух сообщениях от 6 июня), чего ранее не происходило.

Очевидно, что Рохани пытается постепенно перетянуть на свою сторону голоса тех избирателей, которые в кампании четырехлетней давности поддерживали «Зеленое движение», а также тех, кто в целом готов выразить свое недовольство положением дел в стране.

Здесь важно отметить еще один момент. Еще со времени выдвижения кандидатов отмечалось, что Хасан Рохани поддерживается экс-президентом Х. Рафсанджани. Примечательно, что на мероприятии, где Рохани объявил о выдвижении кандидатуры, присутствовали дети экс-президента Рафсанджани - Ясер и Фатема Хашеми, открыто продемонстрировавшие свою поддержку кандидату.

Многие иранские сайты сообщали также, что он поддерживается и другим экс-президентом, реформатором Мохаммадом Хатами. Заместитель кандидата от реформаторов Мохаммад Реза Арефа Хасан Расули в своем недавнем интервью сайту «Iran’sView» сообщил, что М. Хатами старается сформировать коалицию Ареф-Рохани, которую они вместе с Рафсанджани поддержат. Уже создана специальная страница в сети Фейсбук (https://www.facebook.com/areforouhani), призывающая к формированию такого союза.

Кроме того, в выступлениях Х. Рохани во время теледебатов был некоторый элемент заигрывания с Западом, когда он предлагал проводить прямые переговоры с США вместо переговоров с европейскими странами. Ранее он заявлял: «Мы должны обуздать враждебность между Ираном и США. Иран не будет оставаться врагом США вечно. Мы должны изменить эти отношения в нужное время, защищая наши национальные интересы».

Поэтому есть все основания предполагать, что в дни проведения выборов президента и после них, особенно если выяснится, что результаты выборов подтасованы, эта реформаторская партия может стать локомотивом революционных потрясений в Иране, если, плюс ко всему,  в нужный момент она явно почувствует за своей спиной активную поддержку извне.

Шестое – раскол среди элиты, о чем мы ранее неоднократно писали. Иранский блогер ???????? (перс. Спиноза) пишет: «Общим между этими двумя (2009 и 2013 гг.) выборами является отсутствие единства в структуре власти. Так, команда Ахмадинежада вместе с управленцами, отвечающими за проведение выборов, отделилась от крыла консерваторов, поддерживающих Духовного лидера Хаменеи. Кстати, аналогичная ситуация произошла на выборах в 2005 году, когда на разных полюсах оказались исполнительная власть и контролирующая. В таких условиях вероятность подтасовки голосов значительно снижается». «С другой стороны, - продолжает блогер, - в целях предотвращения народных протестов власти сделали все для того, чтобы в ходе выборов не образовались два мощных фронта. Призыв властей к реформаторам второго эшелона баллотироваться на президентских выборах объясняется стремлением не столько привлечь к голосованию большее число избирателей, сколько рассеять их голоса между значительным количеством кандидатов и тем самым не допустить острой конфронтации» (inosmi).

Важно отметить, что, несмотря на то, что предвыборная коалиция «2+1», состоящая из Али Акбара Велаяти, Голам Али Хаддад Аделя и Мохаммад Багера Галибафа, ранее заявляла, что выдвинет единого кандидата от консервативного лагеря, этого так и не произошло. По словам Хаддад Аделя, все три кандидата продолжат свою кампанию вплоть до первого раунда выборов. Кроме того, во время третьих (последних) теледебатов кандидатов, прошедших в пятницу, стало очевидно наличие очевидных противоречий между консервативными кандидатами и даже возможной личной неприязни. Это значит, что голоса консерваторов будут раздроблены между этими кандидатами (плюс Джалили).

Иранская правящая элита отличается своей излишней мнительностью. Она страшно боится всякой критики в свой адрес, и каждая такая критика может привести к расколу даже в рамках одной и той же команды. «Помнится, в Иране все время запрещают – то «Властелина колец», то «Гарри Поттера», то теперь «Хоббита». И все потому, что там в Министерстве культуры, в меджлисе, в советах разных все очень мнительные. Им все время кажется, что орки, тролли, Саруман, все силы зла – это все про них: про Исламскую Республику и про них лично, ее защитников. Как покажут в кино силы зла – тут же принимают на свой счет. И я вот теперь боюсь, вдруг депутаты Государственной думы тоже догадаются, что орки – это про них, что это расширенный список Магнитского в доступной народу форме. И все, без кино ведь останемся», хоть и в полушуточной манере, пишет Александр Баунов на slon.ru. 

Это говорит о том, что вчерашние исламские революционеры сегодня сами страшно бояться революции, так как хорошо знают, каким бывает народ Ирана в период революции и к чему все это может привести. Они хорошо знают, что те, кто сразу после победы Исламской революции устроили «зеленый террор» для шахских чиновников и феодалов, в результате новой революции могут оказаться на месте последних.

В этом плане особую актуальность для Ирана приобретает «фактор Ахмадинежада», который во время предыдущих выборов тоже представлял ультраконсерваторов, а сегодня в силу отстранения его представителя И. Машаи от выборов, о чем мы писали в предыдущей статье на тему выборов президента Ирана, объявлен многими  консерваторами чуть ли не врагом номер один и виновником всех бед иранского общества. Руководство государства и парламент страны, вместо того, чтобы еще больше заботиться об укреплении единства в рядах высшей элиты, сознательно или нет, продолжает провоцировать Ахмадинежада на необдуманные шаги, которые имеют реальные рычаги для аннулирования результатов выборов или же могут привести к обнародованию многочисленных компрометирующих высшую элиту материалов. Как сообщает «Радио Фарда», на днях депутаты иранского парламента угрожали Ахмадинежаду, что могут подать на него в суд. Это было вызвано тем, что якобы Ахмадинежад отвез на состоявшееся в Нью-Йорке заседание Генеральной ассамблеи ООН 125 человек, что обошлось стране в приличную сумму. Большинство депутатов, выразивших жесткий протест в связи с этим, подчеркнули, что неправильно предпринимать такой шаг, когда страна подверглась международным санкциям, переживает валютный дефицит, уровень инфляции повысился, а народ бедствует. Поэтому депутаты потребовали от президента объяснений по этому поводу. В противном случае они пригрозили М. Ахмадинежаду судом.

Вслед за этим, впервые после смерти основателя Исламской революции Хомейни, президенту Ирана не позволили выступить с речью на мероприятии, посвященном очередной годовщине смерти имама Хомейни, что является событием из вон выходящего.

В таком раскладе сил, не исключено, что именно действия Ахмадинежада могут стать самым большим сюрпризом для Ирана, да и для всего остального мира тоже.

В этом плане, пятничное заявление министра внутренних дел Ирана Мостафа Мохаммад Наджара (находящегося в прямом подчинении президента и ответственного за проведение выборов) о том, что «предстоящие президентские выборы будут честными», на наш взгляд, является своеобразным сигналом для всех, что они не никому позволят подтасовать результаты выборов.

В его заявлении есть еще один момент, который требует особого внимания. Наджар отметил, что все выборы после Исламской революции были справедливыми, сообщает агентство новостей Fars. Не получается ли из этого, что до сих пор выборы не были честными, тем более, что вдобавок министр говорит, что «ни одна партия не может влиять на процесс выборов»?!

Кроме всего прочего, видимо, в команде Ахмадинежада все еще сохраняют надежду на то, что Исфандияру Рахиму Машаи позволят в последний момент участвовать в выборах. Об этом, как сообщает yjc.ir, сказал активист Б. Шарифзаде: «Мы не будем до последнего момента терять надежду, что Машаи может появиться на избирательной сцене. Как сказал г-н Ахмадинежад, мы не будем терять надежду до последнего момента, потому есть определенное основание для такой надежды».

Наконец, несмотря на внешнее спокойствие так же отстраненного от участия на выборах экс-президента Х. Рафсанджани, еще не до конца известно, как он будет себя вести после обнародования их результатов. Учитывая его возросшее за последнее время влияние среди определенной части населения и высшего духовенства, его несметные по иранским меркам богатства и связи за рубежом, в один прекрасный день мы вполне можем стать свидетелями того, как Рафсанджани ходит во главе разъяренной толпы.

Седьмое - отсутствие явного фаворита в президентской гонке, который был бы способен вести за собой большинство электората. Это сыграло бы определенную роль в дальнейшей легитимации выборов в глазах населения. Ни один из этих кандидатов, в смысле легитимности, не является истинным кандидатом народа. Как мы уже ранее писали об этом, результат выборов в данный момент полностью находится в руках Духовного лидера государства, который постарается и дальше в ручном режиме управлять страной. Фактически жители находятся в ожидании, кого именно «изберет» Духовный лидер страны для них президентом! В обычные времена, когда иранское общество находилось в состоянии относительной статики, такая модель управления доказала свою определенную эффективность. Но в условиях наличия массы непредсказуемых вызовов внутреннего и внешнего свойства, к каким именно последствиям может привести эта модель в условиях турбулентности развития событий в стране и вокруг нее, остается под очень большим вопросом.

Интересно отметить и тот факт, что два последних президента во время своих первых избирательных кампаний – М. Хатами в 1997 г. и М. Ахмадинежад в 2005 г. – считались «темными лошадками». Возможно, что и на этот раз мы можем столкнуться с победой не основных кандидатов, – А. Велаяти, М. Галибафа или С. Джалили, – а кого-то другого.

Восьмое – постепенно западные СМИ реанимируют в рамках своих передач о ходе предвыборной кампании в Иране образ «диктаторского режима», ограничивающего права женщин и не отвечающего на чаяния молодежи. Часто в рамках этих передач совершенно игнорируется наличие внутриполитической борьбы, и, например, М. Ахмадинежад предстает одним из ближайших соратников Рахбара.

Кроме того, усиливается и деятельность иностранных разведок в стране. 2 июня министр разведки Ирана сообщил, что они разоружили террористическую ячейку, прошедшую подготовку в «Моссад» и имеющую связи с одним из арабских государств, «зависимость которого от израильского режима стала еще более очевидной в последние годы». Как сообщается, террористы планировали саботировать намеченные на 14 июня выборы. В интервью ливанскому спутниковому каналу «Аль-Маядин» председатель комитета иранского Меджлиса по национальной безопасности и внешней политике Аладдин Боружерди сообщил, что подозреваемые террористы были отправлены в ИРИ из Катара. В четверг поверенный в делах Катара в Иране был вызван в министерство иностранных дел страны, где ему был передан протест иранской стороны.

Девятое – молодость населения Ирана, т.е. превалирующий процент социально активного электората. В связи с демографической политикой Ирана в 1980-х, поддерживавшей многодетность, за последние тридцать лет население страны увеличилось более чем вдвое, и составляет сегодня 76 610 669 человек [текущее мужское население 38 851 707 (50.7%), текущее женское население 37 758 964 (49.3%)]. Более 80 % из них составляют люди до 55 лет. При этом более 61 % населения еще не достигли 30 лет. Это значит, что половина голосующих на этих выборах родилась уже после Исламской революции, и не видела годов правления шаха. Нельзя сбрасывать со счетов и мобильность несовершеннолетнего населения.

Отметим также, что высокий процент образованности (уровень грамотности населения составляет 84 %) и параллельно с ней высокий уровень безработицы среди молодежи (согласно последним данным, около 76 % от общего числа безработных составляют люди в возрасте от 15 до 29 лет; такая картина уже наблюдается в Иране продолжительное время) ведет к пересмотру с их стороны результатов Исламской революции. Примечательно и то, как много молодежи из высших слоев общества следует за оппозицией в надежде на вестернизацию и демократизацию страны.

Кроме того, важно, что молодежь всегда стремится к изменениям, пусть даже мнимым, но все-таки ощутимым обществом. Тот факт, что Али Хаменеи уже более тридцати лет находится у власти (в 1981-1989 годах он был президентом страны, а с 1989 является Высшим духовным лидером (перс. Рахбар) Ирана), не может не отразиться на настроениях этой части общества.

Наконец, десятое – широкое распространение в Иране Интернет-технологий, в первую очередь, в молодежной среде, что так же может сыграть злую шутку в плане дальнейшего развития событий по непредсказуемому сценарию.

У Ирана сегодня одна из самых больших блогосфер в мире, насчитывающая более десятка тысяч блогов, которые отмечаются высокой активностью и пользуются широкой популярностью у активной части населения.

Все это вместе составляют  огромную проблему для страны. Не случайно, во всех остальных странах, переживших цветные революции, этот фактор сыграл не самую последнюю роль.

Отметим также, что на данный момент большее умение в использовании Интернет-технологий, как видится, демонстрируют реформаторы.

Все перечисленные факторы делают слишком уязвимой политическую систему современного Ирана перед вызовами времени. 

В таких условиях к известным внешним факторам внешним факторам (планы известных внешних сил по революционной смене политического режима в Иране, возможные последствия  в той или иной форме разрешения или же неразрешенность сирийской проблемы и пр.), представляющим известную угрозу для стабильности в иранском обществе, как ни кстати добавились события в соседней Турции, которые вполне могут аукнуться в Иране так, что мало не покажется. Если исходить из того, что турецкое общество является более демократичным, и уровень жизни населения Турции на порядок выше в сравнении с Ираном, в Турции до недавнего времени не было никаких явных признаков революционных потрясений (хотя, как мы уже написали выше, специалисты предупреждали о возможности таких потрясений), а в итоге банальный случай с вырубкой «нескольких деревьев» в парке Гези в центре Стамбула привел к «Турецкой весне», то вероятность их повторения в Иране намного выше. А это, в свою очередь, может привести к полному изменению облика всего региона.

Все это однозначно говорит о том, что сегодня на фоне продолжения турецких событий, колокол звонит по Ирану. Ведь не секрет, что при таком раскладе взаимодополняющих друг друга тревожных факторов, есть большая вероятность того, что в Иране могут развернуться такие события, в сравнении с которыми беспорядки в парке Гези покажутся легкой прогулкой. В этом смысле, высшему руководству Ирана есть, над чем подумать. Потому, что опыт турецкого руководства доказывает, что хоть и уверенность в своих силах – хорошо, в условиях кардинальных изменений во всем регионе Большого Ближнего Востока излишняя самоуверенность может привести к достаточно плачевным последствиям. Поэтому, чтобы узнать, дойдет ли «скифский поцелуй» из Турции до Ирана или нет, нам осталось ожидать недолго. Не секрет, что главные закулисные организаторы «Турецкой весны», направляясь в сторону площади Таксим в центре Стамбула, одновременно загадочно оглядываются в сторону Ирана.

P.S. Разумеется, мы не собираемся накликать беду на Иран. Наоборот, мы желаем только добра иранскому народу. Вместе с тем, мы не можем быть безучастными к судьбе Ирана и не замечать надвигающуюся опасность.

Перед тем как отправить эту статью в редакцию, мы передали ее одному нашему коллеге для ознакомления. Прочитав материал, он сказал:

- В Иране революция происходит тогда, когда в казне заканчивается золото. А сейчас в хранилищах ЦБ Ирана – 340 т. золота!

Мы хоть и не полностью согласны с мнением нашего коллеги, все же будем очень рады, что все будет так, как он предполагает.

Подшивка

Другие публикации


27.01.18
Kazakhstan’s Think Tanks / Marat Shibutov
22.01.18
88 intellectuals of the public field of Kazakhstan / Marat Shibutov
27.10.17
Ежегодники «Исследования по истории русской мысли» за 20 лет (1997–2017)
17.10.17
В российскую элиту объявлен набор. Но каковы требования и каковы кандидаты? / Дмитрий Буянов
10.10.17
Иосиф Сталин отвечает на актуальные вопросы современности / Марат Шибутов
VPS

Новости партнёров


Загрузка информера...