Статьи

Доклад "Развертывание сил НАТО в странах постсоветской Прибалтики". Часть вторая

23.06.2017 15:57

Часть вторая. Перспективы укрепления НАТО в Прибалтике

 

Развертывание новых частей НАТО

Следует отметить, что все произошедшие перемены в политике США  после избрания нового главы Белого дома пока еще не вызвали остановки глобальных оперативных планов Альянса, инициированных еще прошлой администрацией Вашингтона. Принятый на Саммите НАТО в Варшаве в июле 2016 г. план размещения в постсоветской Прибалтике и Польше четырех экспедиционных батальонов блока продолжает реализовываться.

Правда, практический результат начинает все больше отличаться от изначально заявленного. Батальонов по-прежнему ожидается четыре, по одному на каждую страну, но их состав уже изменился. Вместо американского, немецкого, британского и одного сводного франко-бельгийско-датского (или голландского), начато формирование трех сборных частей на основе подразделений восточно-европейских партнеров Альянса: Хорватии, Люксембурга, Нидерландов и Норвегии.

Франция направит в Эстонию 300 своих военных и пять танков Leclerc. Немецкий контингент из 450-650 в/с и около десятка танков расположится в Литве. Канадский батальон (450 канадцев, 140-160 итальянцев и албанцев, до 230 поляков и словенцев) должен дислоцироваться в Латвии. Впрочем, и они тоже будут переброшены в Прибалтику строго на временной ротационной основе, сроком не более 6-8 месяцев. После чего их должны заменить части каких-либо других стран.

Учитывая моделирование, проведенное уже упомянутыми выше аналитиками RAND Corp., а также экспертом армии США полк. Дугласом Макгрегором, исходя из текущей численности российской группировки в Западном военном округе, для организации в Прибалтике достаточно стойкой обороны необходимо сосредоточить на ТВД не менее пяти механизированных и трех танковых бригад с корпусной артиллерией и частями обеспечения.

Собственные вооруженные силы Литвы, Латвии и Эстонии, учитывая специфику их оснащения, вооружения и уровня обученности, а также морально-психологические факторы, едва могут считаться за одну механизированную бригаду. Причем очень легкую и далеко не полного состава. Размещение там еще четырех (трех) батальонов в общем балансе сил не меняют ничего. Для создания хоть сколько-нибудь стойкой обороны их категорически недостаточно.

В связи с чем единственным грамотным решением, в случае возникновения полномасштабного конфликта с Россией, будет являться их скорейшая эвакуация как минимум на территорию Польши, либо морем сразу в Германию. Это означает, что НАТО с самого начала не намерена защищать постсоветскую Прибалтику хоть сколько-нибудь решительно. Операция по размещению частей Альянса там носит чисто пропагандистский характер и служит для отвлечения внимания общественности от реальных проблем потенциального военно-политического противостояния с Россией.

Точно таким же полностью пропагандистским шагом является и решение по переброске в Европу из США 3-й танковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии американской армии. Эта часть выбрана не случайно. Послужной список дивизии включает участие в обеих мировых войнах, войне во Вьетнаме и Ираке. Поимка Саддама Хусейна тоже относится к перечню ее заслуг, хотя, и несколько сомнительных. Возврат в Европу столь «прославленной» части позволяет изобразить сохранение непреклонной решимости США крепить единство в НАТО и плечом к плечу вместе со странами Европы противостоять любым угрозам.

Вместе с тем развернутая шумиха в западной прессе маскирует ряд фактов, значительно меняющих весь смысл происходящего. Прежде всего, следует отметить, что помимо 3-й танковой бригады во всей Европе находятся еще две части США: 173-я аэромобильная бригада и Второй кавалерийский полк, наделавший много шума позапрошлогодней «Гусарской прогулкой». То есть, не то, что Европы в целом, даже с прибывшими танками, американских сил и для обороны одной лишь Прибалтики решительно не достаточно. На пике «холодной войны» только в одной лишь Германии дислоцировалось двадцать американских танковых дивизий. На их фоне три упомянутые части смотрятся откровенно бледно.

Американская бригада предназначена для ведения боя на фронте протяженностью не более двадцати километров, в то время как протяженность границы России с Эстонией составляет 466,8 км, с Латвией 270,5 км, с Литвой (Калининградская область) - 236,3 км. А общая граница с Восточной Европой в целом превышает 1500 километров, которые перекрыть тремя американскими бригадами невозможно решительно никак. Даже с учетом неоднократно озвученной на брифингах Пентагона ставки на высокую огневую мощь, ударную силу и непревзойденную мобильность американских войск.

Тем более, что местом дислокации основных частей 3-й бригады определена Польша, города Сквежине, Болеславце, Свентошуве, Жагани и Ожиш, недалеко от Калининграда. Более того, о постоянном нахождении танковой бригады в Европе речь вообще не идет. Все происходящее производится в рамках операции Atlantic Resolve, срок которой, теоретически, истекает в конце 2017 года.

А вот что США делают действительно масштабно и надолго, это перебрасывают в Европу 1600 единиц тяжелой техники, в том числе танки М1 Абрамс, БМП Брэдли и САУ М109 Паладин. Размещаться она будет на складах в Бельгии, Германии и Нидерландах. Хотя, ничего особо нового в таком шаге нет. Американская концепция Army Prepositioned Stocks (Заблаговременное складирование вооружения), по сути, ничем не отличается от старой, еще времен «холодной войны» программы с похожим названием «Заблаговременное складирование материальных средств в комплектах по подразделениям» (POMCUS). И то, и другое предусматривает создание существенных запасов вооружений и военной техники во всех ключевых точках мира, среди которых Европа занимает не последнее место. По крайней мере - пока.

 

Перспективы развития отношений в 2017-2018 гг.

Несмотря на существенную неопределенность по стратегическим вопросам, Брюссель, как бюрократическая структура с высокой степенью инертности, продолжает реализацию планов, утвержденных еще в предыдущей исторической реальности. Это, прежде всего, относится к переброске частей в Прибалтику, продолжению строительства там инфраструктуры и выполнению обширной программы ранее анонсированных учений, включая учения «Анаконда 2016» в Польше, в которых приняли участие более 10 тыс. военных из 11 стран.

То же касается согласованных еще на Саммите НАТО в Уэльсе в 2014 г. планов по формированию разного рода совместных частей. Так, в частности, с 25 января 2016 года в польском городе Люблине начал работу штаб совместной польско-украинско-литовской бригады (LITPOLUKRBRIG),  по официальной версии предназначенной для участия в международных миротворческих и гуманитарных операциях. Хотя при нынешнем уровне международной напряженности между Польшей и Украиной хоть сколько-нибудь эффективное функционирование подобного подразделения вызывает очень большие сомнения.

После прихода в Белый дом Дональда Трампа и его заявлений о недоверии к НАТО как структуре в целом, неадекватность мгновенно устаревших планов стала очевидной. Понятно, что США вряд ли решительно откажутся от дальнейшего участия в Североатлантическом альянсе, так как членство в нем имеет не только военную, но, прежде всего, политическую и экономическую составляющую. Но в то же время 45-й президент США уже четко показал, что главным регионами мира для Америки становятся Китай и Тихий океан. Россия хоть и не превращается в друга, тем не менее, позиционируется как партнер по борьбе с ИГИЛ, а не главный геополитический противник, как это было у администрации Обамы, и, вероятно, в случае победы Клинтон.

Тем самым Европа отходит на второй план, где экономика становится важнее старых лозунгов идеологического противостояния. По мнению Трампа, европейские члены Альянса недостаточно тратятся на военные нужды, не выполняя даже установленный норматив в 2% военных расходов от своего ВВП. Если они отставание немедленно не наверстают и не приступят к широкой модернизации национальных вооруженных сил, включая их перевооружение на передовое оружие американского производства, то такой Альянс Вашингтону станет не интересен.

Непосредственно прибалтийские страны такой подход в целом устраивает. Военные расходы Эстонии и так несколько превышают указанную планку, а для военных Литвы и Латвии подобный шаг означает увеличение финансирования примерно на 15-20%. Другое дело, что Трамп обращается не к ним, а, прежде всего, к Берлину, Парижу, Вене, Брюсселю, Амстердаму и Лондону, которые увеличивать расходы на оборону как раз отказываются.

Окончательно позиции сторон определятся во время визита Трампа на Саммит НАТО в Брюссель в конце мая 2017 г. Но полной капитуляции Европы тут ожидать не стоит. Идущие в ней политические процессы, особенно предстоящие выборы во Франции и Голландии, создают угрозу сохранению целостности всего Альянса в целом, что будет играть на руку Трампу.

Наиболее вероятен какой-то компромисс. Но в чем бы конкретно он ни заключался, уровень напряженности в противостоянии с Россией, скорее всего, неизбежно будет понижен. Америке Россия нужна как партнер на международной арене для решения многих других проблем, в частности, проблемы ИГИЛ, а Германии и ряду других ведущих стран Европы Россия, в не меньшей степени, нужна как поставщик энергоресурсов. Если все другое ЕС еще может каким-либо образом заменить, то дешевый российский газ ей взять совершенно неоткуда.

И то, и другое создает очевидный конфликт интересов между НАТО и постсоветской Прибалтикой. Она из передового рубежа обороны от российской агрессии и главного защитника «европейской цивилизации» превращается в опасный источник проблем, серьезно угрожающих собственным целям ведущих европейских стран. По логике вещей, Таллин, Рига и Вильнюс должны пересмотреть свою позицию и прекратить истеричное провоцирование Кремля и эскалацию русофобии.

Но проблема заключается в том, что сделать этого они не могут. Без постоянного подчеркивания растущих масштабов российской военной угрозы снижается их значимость и востребованность НАТО, что автоматически уменьшит и объемы их финансирования, без которого они не в состоянии не только развивать свои вооруженные силы, но даже содержать их на нынешнем уровне. Более того, это еще более усилит нежелание НАТО вступать в реальный военный конфликт с Россией, если Прибалтика своей бездумной и провокационной политикой такой конфликт действительно спровоцирует.

Тем самым создается прямая угроза национальной безопасности прибалтийских государств. Причем, сразу по двум направлениям. Одно из которых, безусловно, умозрительно - Россия не собиралась и не собирается нападать на Прибалтику с завоевательными целями. В то время как второе под собой определенные основания имеет. Несмотря на успех при отделении от СССР, национальные элиты Литвы, Латвии и Эстонии до сих пор не имеют полной поддержки населения и не добились желаемого результата по формированию монолитных наций.

Так что в нынешних условиях «крымский сценарий» рассматривается ими как вполне реальная угроза. Доля, как они называют, пророссийского населения достаточно велика. Уровень жизни перестал расти и начал отчетливо снижаться. Это вызывает социальное недовольство и сокращает размер поддержки населением власти. Процесс, конечно, никуда еще не зашел сколько-нибудь серьезно, но в восприятии правящих элит угроза уже существует как почти реальная. А пример Крыма убеждает их в том, что в случае появления в Прибалтике пресловутых «вежливых зеленых человечков» весьма возможно осуществление сценария «ни мира, ни войны». В том смысле, что никакого прямого российского вторжения нет, и НАТО пятый пункт не инициирует, в то время как рост гражданских беспорядков позволит пророссийской доле населения более энергично влиять на власть.  Во всяком случае, уже второй год подряд армия и полиция Литвы, Латвии и Эстонии откровенно сосредотачиваются на отработку действий именно на такой случай.

На данный момент постсоветская Прибалтика в НАТО, как и весь Североатлантический альянс в целом, находятся в точке разветвления вариантов. По ранее озвучивавшимся планам, НАТО должна была постепенно заместить военный компонент ООН, что предусматривало включение в состав Альянса обширного перечня стран, как непосредственно примыкающих к европейскому театру (Украина, Швеция, Финляндия, в перспективе - Белоруссия), так и расположенных далеко от его границ (Марокко, Австралия, Япония).

Что касается Европы, то смещение передового рубежа на почти две тысячи километров на восток автоматически потребовало начать перенос оперативных складов материально-технического снабжения из Бельгии, Нидерландов, Германии и Австрии в Польшу, Венгрию, Чехию и Румынию, для сокращения протяженности логистических линий.

Победа Трампа на президентских выборах в США поставила под вопрос запланированные ранее стратегические перспективы НАТО. Постулированный им отказ США от роли единственного и безоговорочного мирового гегемона означает существенное сокращение американской политической, экономической и военной поддержки Альянса. Без нее он утрачивает свою стратегическую цель и возможности решать даже среднесрочные тактические задачи в перспективе до 2019-2020 гг. Полпред США при НАТО Дуглас Льют в интервью ABC News с уверенностью заявил, что вряд ли «кто-либо в России сегодня намеревается напасть на НАТО».

В этом случае планы относительно постсоветской Прибалтики также теряют свою актуальность. Программа военных учений вероятнее всего будет продолжать реализовываться, но финансирование инфраструктурных проектов почти наверняка подвергнется сокращению, а военно-техническое сотрудничество сосредоточится на политических заявлениях и созданию разного рода совместных учебных центров по обучению специализированным дисциплинам, например, энергетической безопасности.

Руководство Альянса рассчитывает прояснить перспективы во время встречи с 45-м президентом США на саммите в Брюсселе в конце мая 2017 года, который пройдет в узком составе, без участия Грузии и других «партнерских» стран, в том числе, Украины. До оглашения его итогов сколько-нибудь достоверно прогнозировать перспективы действий НАТО в Прибалтике не представляется возможным. Однако, если экстренно приостановленная в IV квартале 2016 г. программа перемещения опорных тыловых складов (прежде всего, складов хранения техники) в Восточную Европу окончательно будет свернута, это станет сигналом сворачивания экспансии Альянса со всеми вытекающими последствиями, в том числе, для Прибалтики.

В этом случае нельзя будет исключить в среднесрочной перспективе и трансформацию самого Североатлантического блока. Например, вследствие создания в Европе собственных, отдельных от США, структур и механизмов военной безопасности. Ещё в декабре 1999 г. на форуме Евросоюза в Хельсинки было высказано желание к 2003 г. создать европейский корпус быстрого реагирования численностью до 60 тыс. в/с., а также создать структуры для принятия решений – постоянный комитет по вопросам политики и безопасности, военный комитет и штаб. Тогда все эти планы не удалось осуществить на практике, но сама идея достаточно четко обозначила настойчивое стремление ведущих западноевропейских держав выйти за пределы традиционной модели трансатлантического партнерства, устоявшейся с Берлинского саммита НАТО в 1996 г.

Более того,  можно предположить, что в период президентства Трампа НАТО и Евросоюз будут исходить из собственных стратегий обеспечения безопасности, которые в каких-то ключевых пунктах будут совпадать, но в других – расходиться.

В руководстве ЕС, например, потенциальное расширение состава стран-членов НАТО и продвижение Альянса на Восток трактуются как объективная необходимость. В США ряд видных военных экспертов, наоборот, любое расширение НАТО за счет новых членов из Восточной Европы воспринимает как угрожающее ослабление военно-стратегического потенциала Альянса и деградацию его способности к эффективному функционированию.

НАТО, как представляется, все более отягощается разрастающимся и раздуваемым искусственно странами Прибалтики конфликтом между Западом и Россией, что мешает конструктивному диалогу между Альянсом и Россией, которая довольно последовательно на государственном уровне, несмотря на все трудности, избегает реализовывать стратегию конфронтации с США и НАТО.

Не исключена и возможность заключения Латвией и Литвой отдельного военного союза с Польшей, а Эстонии с Финляндией и Швецией.

 

Выводы

1. В военном плане ни собственные вооруженные силы стран постсоветской Прибалтики, ни размещенные под видом учений на их территории части и подразделения сил НАТО, включая ВВС, не могут обеспечить необходимого военного прикрытия данной территории в случае потенциального военного конфликта с Россией. В то же время Россия не может игнорировать опасность размещения на территории Латвии, Литвы и Эстонии ударных систем вооружений и частей повышенной мобильности НАТО на постоянной основе.

2. В случае потенциального вооруженного конфликта, в силу своей ничтожной геостратегической важности, разгром противника на территории Латвии, Литвы и Эстонии не может рассматриваться как самостоятельная цель военной операции со стороны России, а только как сопутствующая и второстепенная. В тоже время политические последствия и риски такой операции намного превышают возможные военные приобретения.

3. В силу происходящих экономических, политических и главное – демографических тенденций жизнедеятельности прибалтийских стран с каждым годом они будут все более сталкиваться с угрозами совсем другого плана. С 2020 г. ЕС резко снизит программы поддержки из бюджета ЕС, которые составляют значительную часть бюджетов стран Прибалтики. Это негативно скажется на социально-экономических параметрах данных государств. К тому же Россия поставила задачу полностью перевести транзитные грузопотоки из стран Прибалтики к этому же периоду. Вследствие этих двух долгосрочных тенденций страны Прибалтики столкнуться с сокращением бюджета минимум на 30% и падением ВВП.

4. Демографические тенденции таковы, что к 2030 г. страны постсоветской  Прибалтики потеряют до 40-45% населения от того уровня, который у них был на момент распада СССР. Так как в подавляющем большинстве случаев уезжают молодые и работоспособные и остаются пенсионеры и дети, то социальная сфера будет ложиться на экономику все более тяжелым бременем.

5. В результате, существует высокая вероятность того, что в результате распада нынешней модели интеграции Евросоюза, через 10-12 лет страны Прибалтики сами попросят Россию об экономическом взаимодействии.

6. Нынешняя активизация блока НАТО в Прибалтике не имеет угрожающих стратегических перспектив для России и служит исключительно целям поддержания необходимого пи-ар воздействия на общественное мнение, как стран самой Прибалтики, так и Евросоюза с целью:

а) создания мнимой военной угрозы со стороны России;

б) игры всемирной антироссийской партии по поддержанию образа России как  агрессивного государства, стремящегося продвигать свои национальные интересы, прежде всего, военным путем.

7. НАТО, как представляется, все более отягощается разрастающимся и раздуваемым искусственно странами Прибалтики, в первую очередь Литвой, конфликтом между Западом и Россией, что мешает конструктивному диалогу между Альянсом и Россией, которая довольно последовательно на государственном уровне, несмотря на все трудности, избегает реализовывать стратегию конфронтации с США и НАТО.  

8. В Риге, Вильнюсе и Таллине нет понимания того, что коллективная оборона в рамках НАТО уже не является главной целью в сложившейся стратегической обстановке, а возникающие кризисы и угрозы США, которые близки к переоценке трансатлантического партнерства, предпочитают купировать собственными силами и исходя исключительно из своих национальных интересов. В этом плане Прибалтийским государствам уготована роль маргиналов, чьи потребности и интересы в сфере безопасности рассматриваются как третьестепенные.

10. Можно предположить, что в период президентства Трампа НАТО и Евросоюз будут исходить из собственных стратегий обеспечения безопасности, которые в каких-то ключевых пунктах будут совпадать, но в других, гораздо более важных, – все больше расходиться. В любом случае США будут проявлять все большую нетерпимость к тому факту, что европейские союзники финансируют меньше трети от общих расходов НАТО на поддержание военно-технического потенциала этой организации. Говорить о распаде организации атлантического договора пока рано, но эффективность его при таком развитии событий станет еще меньше нынешней.

Другие публикации


20.07.17
Афганистан на грани нового раскола
23.06.17
Доклад "Развертывание сил НАТО в странах постсоветской Прибалтики". Часть вторая
23.06.17
Доклад "Развертывание сил НАТО в странах постсоветской Прибалтики". Часть первая
24.05.17
Теракт в Манчестере: игра идет по-крупному
21.05.17
Что ожидать России от Беларуси?
VPS

Новости партнёров


Загрузка информера...