Статьи

Доклад "Развертывание сил НАТО в странах постсоветской Прибалтики". Часть первая

23.06.2017 15:42

Введение

Анализ тенденций развития стран Прибалтики в последние годы на фоне общего контекста состояния отношений России и ЕС, США и НАТО показывает, что, несмотря на свой чрезвычайно малый даже по европейским меркам экономический и политический вес, Литва, Латвия и в меньшей мере Эстония являются странами с наиболее резкой и агрессивной антироссийской позицией.

Особенно мощное усиление антироссийской составляющей во внешней политике прибалтийских стран произошло после Русской весны на Украине, когда в обиход местных политиков прочно вошли пропагандистские клише о возможности российского вторжения в Прибалтику. Эти пропагандистские заявления, конечно, не имеют никакого отношения к истине. Тем не менее, они служат для местных элит весьма серьезным аргументом для увеличения финансирования их экономик и модернизации армий со стороны ЕС и НАТО в целях противостояния «российской военной угрозе».

Этот информационный накат осуществлялся полностью в рамках проводимой в последние годы руководством США политики, нацеленной на рост конфронтации с Россией по всему периметру ее западной границы. Не случайно, что Американский Совет по международным отношениям (CFR), в своем ежегодном докладе о характере угроз США в 2017 г. на первое место поставил военное противостояние между Россией и НАТО. По мнению авторов, оно является результатом «агрессивного поведения РФ в Восточной Европе».

За этой дипломатически гладкой фразой скрывается тема угрозы российского военного вторжения в Прибалтику, на протяжении ряда лет активно раздуваемая правящими национальными элитами Литвы, Латвии и Эстонии. В 2017 г. исполняется 12 лет с даты их вступления в Североатлантический альянс, что подспудно превращает любой, даже гипотетический, их конфликт с Россией в прямое противостояние России и НАТО.

В свою очередь, на данном историческом этапе будущее самого Альянса остается неопределенным. Сорок пятый президент США Дональд Трамп, выступая на базе американских ВВС в штате Флорида, заявил о решительной поддержке Америкой НАТО, но указал на явно недостаточный финансовый вклад европейских партнеров в расходы на общую безопасность, тем самым обозначая проблему распада НАТО как весьма вероятную перспективу в случае сохранения прежнего положения дел/

Однако, как показывает анализ ситуации в Вашингтоне после инаугурации Дональда Трампа, его первоначальное стремление к быстрому решению целого комплекса внешнеполитических проблем США завязло в серьезном противодействии аппарата американской власти, который максимально тормозит и срывает начинания нового американского президента.

Существует вероятность того, что в ближайшее время НАТО ожидают большие перемены, характер которых определится по итогам саммита Альянса 25 мая 2017 г. в Брюсселе в новой штаб-квартире организации. Впрочем, какими бы они ни оказались, в любом случае они затронут вопрос будущего Прибалтики. И как самой по себе, так и в свете ее отношений с Россией.

В этой связи становится важным вопрос анализа причин и целей членства Литвы, Латвии и Эстонии в Североатлантическом военном блоке, а также оценка его перспектив на период ближайших двух-трех лет. Учитывая общий характер происходящих в мире геополитических перемен, будущее Прибалтики приобретает существенную вариабельность, рассмотрению которой посвящен данный доклад.

 

Часть первая. Роль стран постсоветской Прибалтики в НАТО

 

История вступления и членства государств Прибалтики в Альянсе

Сразу после обретения государственной независимости в 1991 г., правящие национальные элиты прибалтийских республик б. СССР пришли к выводу, что обретение государственного суверенитета стало возможным только благодаря резкому и глубокому ослаблению России, оказавшейся неспособной удержать под контролем свои периферийные территории. Данная оценка сопровождалась также пониманием того, что со временем восточный сосед окрепнет и неизбежно вернется к традиционной экспансионистской политике, в ходе реализации которой территория от Выборга до Риги в прошлом была присоединена к России Петром I после победы в Великой Северной войне (1700-1721), что нашло отражение в условиях Ништадтского мира.

Революция 1917 г. и последующая за ней гражданская война привели к  крушению Российской Империи. Прибалтийские страны - Латвия, Литва, Эстония, Польша и Финляндия с военной помощью Германии и Антанты избежали установления советской власти и позже обрели независимость. Этот период закончился с началом Второй мировой войны: Эстония, Латвия и Литва осенью  1939 г. заключили соглашения с СССР по размещении его войск на их территории, а по результатам выборов в законодательные органы в 1940 г. добровольно вошли в состав СССР.  Национальные элиты Прибалтики сегодня считают это агрессией СССР, закончившейся десятилетиями «российской оккупации».

По причине очевидной мизерности размеров территорий и численности собственного населения республик правительства Латвии, Литвы и Эстонии достаточно трезво оценили свои возможности сколько-нибудь успешного отражения неизбежной, по их мнению, экспансии России в Прибалтику. Ее причиной считается возникновение в Москве непреодолимого желания присоединить к России богатые территории с успешной экономикой, которая в Прибалтике, безусловно, возникнет в результате тесного сотрудничества с Западным миром, прежде всего, с Европой.

Таким образом, единственным вариантом обеспечения национальной безопасности, Вильнюс, Рига и Таллин посчитали как можно более тесную экономическую интеграцию с Евросоюзом и вступление в западный военный блок, пятая статья которого гласит, что нападение на любую страну-члена НАТО, безусловно, рассматривается как нападение на весь Альянс в целом, что автоматически ставит агрессора в состояние войны со всеми странами НАТО, в том числе, США. По мнению прибалтийских элит, Россия никогда не сможет в такой войне победить, а, значит, это гарантирует сохранение национальной независимости и территориальной целостности самих стран Прибалтики.

Тем самым вопрос «евроатлантической интеграции» стал основой внешней и внутренней политики прибалтийский республик. В течение первых двух лет с момента отделения от СССР они добились подписания с ЕС соглашений о торговле и экономическом сотрудничестве. Вскоре после этого были поданы и заявки на вступление в Евросоюз.

Например, Латвия ее подала в 1995 г., а с 2000 г. начала официальные переговоры уже о самой процедуре вступления, закончившиеся подписанием соглашения с ЕС 16 апреля 2003 года в Афинах. Литва получила приглашение о вступлении в декабре 2002 в Копенгагене, а 1 мая 2004 года стала полноценным членом Евросоюза. В том же году в ЕС была принята и Эстония. В 2004 г. состоялась и торжественная церемония вступления бывших прибалтийских республик СССР в Североатлантический альянс.

Следует отметить, что этот шаг со стороны Запада очевидно и однозначно нарушали его гарантии не расширения НАТО на Восток. После объединения восточных и западных земель Германии, министр иностранных дел и вице-канцлер Германии Франц-Дитрих Геншер, например, в своем выступлении 31 января 1990 года заявил: «Мы договорились (с руководством СССР), что территория НАТО не будет расширяться на Восток. Это, кстати говоря, касается не только ГДР, которую мы не хотим просто так захватить. Расширения НАТО не будет вообще нигде».

Аналогичные обещания давала администрация США, а также генсек блока НАТО Манфред Вёрнер в Брюсселе 17 мая 1990 года: «сам факт, что мы готовы не размещать войска НАТО за территорией ФРГ дает Советскому Союзу прямые гарантии безопасности».

Следует отметить, что достижение прибалтийскими элитами главной стратегической цели в вопросе обеспечения национальной безопасности не привело к улучшению их отношения к России или снижения агрессивности антироссийской внешнеполитической риторики. Скорее, наоборот, чем больше укреплялась их уверенность в абсолютности военной защиты со стороны других членов НАТО, тем жестче, неадекватнее и наглее становились их нападки.

На начальном этапе, до 2010-2011 гг., членство стран Прибалтики в НАТО в основном сводилось к переходу на военные стандарты Альянса, унификацию командных структур, разработку и внедрение единых нормативных документов, а также налаживанию внутреннего военного и военно-технического взаимодействия. Государства региона какой-либо самостоятельной позиции о своем назначении в рядах блока не имели, правительства Латвии, Литвы и Эстонии довольствовались взглядами Брюсселя, открыто воспринимавшего Прибалтику как не более чем буферную зону между НАТО и Россией.

По большому счету, только в этой части мира Альянс действительно соприкасается с российской сухопутной границей непосредственно. Хотя формально небольшой участок общей границы у России есть еще с пытающейся играть независимую роль в НАТО Норвегией, но его фактическое значение рассматривается как несущественное. В то время как расстояние от эстонско-российской границы до Санкт-Петербурга, не только второй по населению агломерации России, но и центра всего Северо-Западного промышленного района, составляет всего около ста пятидесяти километров.

На первых порах постсоветская Прибалтика постоянно брала на себя повышенные обязательства. Так, в частности, каждая из республик обязалась предоставить по одной мотопехотной бригаде в состав объединенной датской мотопехотной дивизии, входящей в состав Объединенного корпуса быстрого развертывания ОВС НАТО. С 2005 г. Литва и Эстония (с 2006 - Латвия) начали принимать активное участие в так называемых Силах реагирования НАТО (NATO Response Force). С 2010 г. в них на постоянное дежурство заступил объединенный Балтийский батальон (BALTBAT), численностью до 800 в/с. Экспедиционные подразделения на его основе принимали участие в операциях НАТО в Боснии и Герцеговине.

Вершиной интеграции прибалтийских армий в структуры НАТО можно считать включение в состав Объединенной ПВО НАТО (NATO Integrated Air Defence System, NATINADS), созданной еще в 90-е годы в рамках сотрудничества прибалтийских государств Системы наблюдения за воздушным пространством Балтии (Baltic Air Surveillance Network, BALTNET). При этом все три республики, для участия в боевой деятельности НАТО, направляли свои подразделения для выполнения задач в Афганистан и Ирак.

Однако формирование и содержание собственных современных вооруженных сил, соответствующих мечтаниям политического руководства прибалтийских стран, быстро натолкнулось на невозможность реализации их идей по чисто материальным соображениям. Как по причине малой численности населения, так и в виду ограниченности материально-технических и финансовых ресурсов. Кроме того, стремление как можно быстрее и решительнее избавиться от советского тоталитарного наследия - призывного принципа комплектования армии - привело к переходу формирования вооруженных сил только на контрактной основе. Это потребовало существенного повышения денежного довольствия контрактников, так как просто за идею желающих встать в строй оказалось чрезвычайно мало. Не пользуется военная служба особой популярностью и в настоящее время.

В результате Латвии, Литве и Эстонии удалось сформировать собственные армии весьма скромной численности.

В Латвии в сухопутных войсках числятся 5310 военнослужащих. В состав сухопутных войск Латвии входят следующие части и подразделения: пехотная бригада сухопутных сил, подразделение специального назначения, батальон штаба вооруженных сил, военная полиция, силы территориальной обороны, управление материально-
технического обеспечения, управление обучения.

Военно-воздушные силы Латвии невелики. Вначале 2000-х были приобретены два новых вертолета Ми-8 МТВ, снабженных спасательно-поисковым оборудованием, но используемых также для транспортировки живой силы, эвакуации и поддержки спецназа. Затем были приобретены еще два Ми-8 МТВ. Ранее на вооружении ВВС состояли польский учебно-спортивный самолет PZL-104 Wilga, чехословацкий универсальный двухмоторный самолет Let L-410 Turbolet, советский легкий многоцелевой самолет Ан-2, вертолет Ми-2.

Не удивительно, что имеющая весьма скромный военно-воздушный арсенал Латвия (так же как Литва и Эстония) вынуждена пользоваться услугами «коллег» по НАТО, которые поочередно патрулируют воздушное пространство прибалтийских республик. С января 2016 г. эту миссию выполняют военные самолеты Бельгии и Испании, летающие с натовской военной базы в литовском городе Шяуляй.

В ВМС, в составе которых 5 малых патрульных кораблей, служат 587 человек.

В военное время, по расчетам генерального штаба Латвии, предполагается сформировать из резервистов до 14 легких пехотных батальонов, один дивизион ПВО, один артиллерийский дивизион и несколько вспомогательных подразделений. Резерв вооруженных сил составляют прошедшие воинскую службу граждане Латвии (5000 человек).

Вооруженные силы Литвы считаются самыми многочисленными и боеспособными в регионе – в ее сухопутных войсках служат 8,2 тыс., в военно-воздушных силах - 980 и в ВМС – 530 в/с. В сентябре 2008 г. в Литве был отменен призыв на срочную военную службу, и теперь комплектование вооруженных сил Литвы производится на профессиональной основе. С 2015 г. под предлогом «российской угрозы» и того, что многие подразделения оказались недоукомплектованными, призыв был восстановлен.

В составе сухопутных войск насчитывается более 8 тыс. военнослужащих - бригада сил быстрого реагирования, 2 мотопехотных батальона, 2 механизированных батальона, инженерный батальон, батальон военной полиции, учебный полк и несколько подразделений территориальной обороны. На вооружении находятся 187 бронетранспортеров M113A1; 10 БРДМ-2; 133 105-мм орудий полевой артиллерии; 61 120-мм миномет, до 100 безоткатных 84-мм орудий «Carl Gustaf», 65 ПТРК, 18 зенитных орудий и 20 переносных зенитно-ракетных комплексов RBS-70, а также свыше 400 противотанковых гранатометов различных систем.

Литовские военно-воздушные силы насчитывают менее 1 тыс. военнослужащих, два самолета L-39ZA, пять транспортных самолетов (два L-410 и три C-27J) и девять транспортных вертолетов Ми-8.

В ВМС Литвы служит более 500 человек. Военно-морские силы имеют на вооружении один малый противолодочный корабль «проект 1124 М», три датских патрульных корабля класса «Флювефискен», один норвежский патрульный катер класса «Storm», три патрульных катера иных типов, два тральщика «Линдау» английской постройки (M53 и M54), один штабной корабль минно-тральных сил норвежской постройки, одно гидрографическое судно и один буксир. Есть также береговая охрана (540 человек и три патрульных катера).

После присоединения Литвы к НАТО началась интеграция вооруженных сил страны с вооруженными силами иных стран альянса. В частности, литовская моторизованная бригада «Железный волк» была включена в состав датской дивизии.

В сентябре 2015 г. в Вильнюсе открылся штаб НАТО (аналогичные открыты также в Эстонии, Латвии, Болгарии, Польше и Румынии), в котором работают 40 военных из стран - членов Альянса (прежде всего Германии, Канады и Польши). Одной из главных его называют координацию сил быстрого реагирования Североатлантического альянса в случае международного кризиса в регионе (там же).

Эстонская армия насчитывает 5,5 тыс. человек, из которых около 2 тыс. - военнослужащие срочной службы. Резерв Вооруженных сил составляет около 30 тыс. человек, что позволяет полностью укомплектовать одну пехотную бригаду, четыре отдельных батальона и организовать четыре оборонительных района. Дополнительно имеется еще более 12 тыс. человек, состоящих в Союзе обороны (так называемый Кайт-селийт, добровольческое военизированное формирование).

Вооруженные силы Эстонии комплектуются на основе всеобщей воинской повинности. Юноши от 18 до 28 лет, не имеющие освобождения от призыва, являющиеся гражданами Эстонии, обязаны проходить 8-месячную или 11-месячную службу (отдельные специалисты).

Основным видом вооруженных сил являются сухопутные войска. Приоритетом их развития объявлена способность участвовать в миссиях за пределами национальной территории и выполнять операции по защите территории Эстонии, в том числе в кооперации с союзниками по НАТО.

Основными функциями ВМС Эстонии являются защита территориальных вод и береговой линии, обеспечение безопасности морского судоходства, связи и морских перевозок в территориальных водах и сотрудничество с ОВМС НАТО.

Военно-воздушные силы Эстонии на протяжении прошлого года несколько раз участвовали в совместных учениях с ВВС США: в эстонском небе летали американские штурмовики и производилась учебная высадка воздушного десанта.

Небольшой эстонский контингент принял участие в войне в Афганистане в составе международных сил ISAF, а также в американской оккупации Ирака. Незначительное количество представителей Эстонии принимали участие в миротворческих миссиях ООН, ЕС и НАТО в Ливане, Мали, Косове и на Ближнем Востоке (там же).

В 2007 г. было подписано соглашение о создании Эстонией, Латвией и Литвой пехотного батальона сил первоочередного задействования НАТО.

Осознав несоизмеримость своих экономических возможностей с потенциалом России и ощущая рост российского военного и политического могущества на международной арене, прибалтийские страны с 2012 г. пересмотрели свою геополитическую стратегию и начали постулировать Прибалтику как единственный и последний рубеж, защищающий всю Западную цивилизацию от надвигающейся российской агрессии. 

Понятно, что это позиционирование носит исключительно пропагандистский характер, так как захватываемая при любом потенциальном конфликте российской армией приблизительно за сутки-двое территория всей постсоветской Прибалтики никаким стратегическим плацдармом считаться не может.

Аналогичный вывод следует и из итогов математического моделирования, проведенного аналитиками RAND Corp. По их мнению, в случае начала такой операции российским войскам понадобится не более шестидесяти часов для выхода к границам Польши. Собственные потери наступающих не превысят статистической погрешности. Национальные армии Литвы, Латвии и Эстонии не сумеют оказать им какого-либо заметного сопротивления, а резервные компоненты вероятнее всего вообще окажутся не задействованы по причине абсолютного отсутствия времени на проведение мобилизации.

Вместе с тем, в рамках данной пропагандистской кампании, нацеленной исключительно на формирование нужного правящим элитам мнения общественности как в своих собственных, так и западных странах, активизировались антироссийские публикации в прессе, направленные на формирование образа крайне агрессивного врага - России, уже буквально изготовившегося к вторжению в Прибалтику и далее в самое сердце Европы.

Единственная польза, которую Прибалтика реально, а не на словах приносит НАТО, заключается в блокировании российского анклава в Калининграде. Причем, вероятно только в мирное время, так как в военное Россия, скорее всего, его оторванность от остальной территории страны быстро и решительно устранит. В том числе по причине его высокой стратегической важности. В случае возникновения неядерной войны между Россией и НАТО, географическое положение Калининградской области позволяет сходу нанести оперативный удар вглубь Германии, а также отрезать ее от побережья Балтийского моря.

Эти обстоятельства вынуждают страны Прибалтики компенсировать дефицит реальной мощи всемерной активизацией чисто политических шагов, подчеркивающих единство внутри Альянса и проводить на своей территории совместные военные учения с громкой рекламно-информационной составляющей.

За прошедшие десять лет только наиболее крупными из них являются: ежегодные "BALTOPS", «Amber Hope 2005», «Jackal Stone 2010», «Steadfast Juncture 2012», «Saber Strike 2013», «Steadfast Jazz 2013». Хотя в некоторых из них, как сообщается, принимает участие до 5-7 тыс. человек, в сущности, все они носят очень кратковременный характер и отрабатывают в основном задачу оперативной переброски частей и их развертывания на ТВД. Собственные национальные вооруженные силы прибалтийских лимитрофов участвуют в них обычно весьма ограниченно, в пределах нескольких пехотных рот. В наиболее серьезном случае - до батальона. 

 

Инфраструктура НАТО в регионе

Формирование в Прибалтике инфраструктуры Альянса ведется исходя из его представлений о роли и месте данного региона в своих военно-стратегических планах, а также под сильным давлением местных элит, рассматривающих этот процесс сквозь призму своих интересов. Среди них важное место занимают экономические соображения. Прежде всего, стремление заработать на строительстве новых и модернизации старых объектов, а также на их сервисном обслуживании и организации отдыха иностранных контингентов.

В частности, в Латвии в сентябре 2014 г. состоялась церемония открытия авиабазы Лиелварде. Официально она принадлежит ВВС Латвии, но после окончания реконструкции сможет принимать самолеты и вертолеты различного типа, в том числе военно-транспортные С-130 «Геркулес». Финансируемая из бюджета НАТО программа предусматривает создание складов вооружения, мест хранения ГСМ и ангара с авиаремонтными мастерскими. На базе уже функционирует оперативный центр с диспетчерской вышкой и произведена модернизация взлетно-посадочной полосы вместе с обеспечивающей инфраструктурой рулежных дорожек. От шоссе Кегумс-Сунтажи в обход города Лиелварде проложена автомобильная дорога с асфальтовым покрытием, обеспечивающая движение грузового транспорта к авиабазе без заезда в населенный пункт.

В ближайшем будущем там планируется развертывание автоматизированной системы точной посадки типа ILS, позволяющей круглосуточно совершать взлет/посадку ЛА. С 2006 г. на эту программу израсходовано свыше 82 млн. долл., в том числе 27 - из фондов Альянса. Общий бюджет должен составить 176 млн., из которых 64  даст Брюссель. По окончании работ авиабаза будет использоваться в качестве резервного аэродрома в программе ОВВС блока «Воздушное патрулирование» («Эр полисинг»).

Аналогичные по объему, составу и целям работы проводятся на литовской авиабазе в Зокняй. Кроме того, к авиабазе «Зокняй» подведена отдельная железнодорожная ветка от участка магистрали Шяуляй-Радвилишкис. На ее строительство было израсходовано свыше 13 млн. долларов. В рамках «Воздушного патрулирования» в Зокняй предусматривается еще и временная стоянка задействованных в операции машин, а также их полевое обслуживание. Месяц воздушного дежурства обходится Альянсу в 20 млн. евро, а всего к его проведению на данный момент привлечено восемь истребителей стран-членов НАТО. Из них одна пара машин находится в постоянной пятнадцатиминутной готовности к вылету. Через каждые двенадцать часов на дежурство заступает следующая пара. Патрулирование осуществляется в четырех зонах: западная и центральная часть Литвы; восточная ее часть вдоль белорусской границы; воздушное пространство Латвии и воздушное пространство Эстонии. Через каждые три месяца состав дежурного наряда обновляется на самолеты других участников программы.

Важное место в прибалтийской инфраструктуре НАТО занимает рижский морской порт и расположенная на его территории военно-морская база Балдерайя. С 2010 г. она является одной из ключевых точек разгрузки военных транспортов США и НАТО с личным составом, техникой и вооружением во время операций Альянса в регионе, а также организации их материально-технического обеспечения. После модернизации Балдерайя  сможет принимать транспорты всех типов и сократить время обслуживания судов с 3-4 суток до 24 часов. Из общей сметы на проведение работ в 150 млн. евро, 75 млн. выделяет Евросоюз. Помимо этого еще на 142 млн. долларов до 2020 г. предполагается радикально усовершенствовать аэропорты и морские порты в Риге, Вентспилсе, Лиепае, Мерсрагсе и Тукумсе.

Схожие по назначению работы проводятся на литовской ВМБ в Клайпеде. До 2025 г. там запланировано строительство глубоководного терминала Мелнраге и углубление рейда самого порта с 14,5 до 17,5 метров. Это позволит производить стоянку у причала до шести кораблей класса корвет или фрегат, либо до четырнадцати патрульных катеров любых типов. При необходимости у четырех гражданских причалов порта можно организовывать кратковременную стоянку кораблей типа эсминец или крейсер с общей длинной корпуса до 280 метров и максимальной осадкой до 14 метров.

Активно ведутся работы по оборудованию мест постоянной дислокации сухопутных частей экспедиционных батальонов НАТО. С 2017 г. в Прибалтике, включая Польшу, Альянс намерен разместить четыре сводных батальона из состава вооруженных сил Германии, Бельгии, Хорватии. Люксембурга, Нидерландов, Норвегии и Франции. Строительство казарм в латвийском городе Лиелварде обойдется в 5 млн. евро. В Эстонии аналогичный пункт базирования развертывается в городе Тапа, в Литве - в военном городке Руклы в Радвилишкском районе. 

Так как ЕС и НАТО на протяжении почти десяти лет относительно легко выделяли финансирование на модернизацию транспортной инфраструктуры и соглашались с позиционированием постсоветских стран Прибалтики как передового рубежа, на который потребуется срочно перебрасывать большое количество войск вместе с тяжелым вооружением и предметами снабжения, местные правительства стали предпринимать попытки использовать удобный момент для финансовой поддержки национальных экономик в целом. В частности, они разработали проект магистральной скоростной железной дороги Rail Baltica с европейским стандартом ширины колеи. Авторы проекта настаивают на его несомненной важности в качестве рокадной ж/д магистрали, позволяющей повысить оперативность и удобство маневрирования силами НАТО вдоль линии фронта, в качестве которой подразумевается российская граница. Скорость движения по ней, по проекту, до 120-160 км/ч на начальном этапе и до 250 км/ч по окончании всех работ.

Совместными усилиями Латвии, Литвы, Эстонии и Польши проект стоимостью в 3,6 млрд. евро включен в число приоритетных инфраструктурных проектов ЕС, что потенциально означает финансирование за счет Брюсселя до 50% всех расходов. Осенью 2015 г., в рамках программы Connecting Europe Facility, Еврокомиссия утвердила выделение 442 млн. евро на первый этап работ.

Однако именно военное значение Rail Baltica является чисто умозрительным. Магистраль действительно должна пройти параллельно российской границе, что теоретически позволяет называть ее рокадной, но российская военная доктрина называет прифронтовой полосой линию вдоль фронта глубиной до 1200 километров, по всей ширине которой все ключевые важные, военные и инфраструктурные объекты подлежат ликвидации буквально в первые сутки операции. Не важно - какой именно, наступательной или оборонительной. От Таллина или Риги, через которые должна пройти магистраль, до границы примерно 200 километров, так что вопрос - как быстро в случае войны движение по Rail Baltica окажется решительно невозможным - является чисто риторическим.

В действительности возможной военно-логистической целесообразностью проект Rail Baltica только прикрывается для упрощения обоснования надобности выделения на него европейского финансирования. Собственных денег в таком объеме у стран постсоветской Прибалтики нет, а реализация проекта такого масштаба может стать хорошим драйвером поддержания национальных экономик. Тем более, что уже сейчас с учетом необходимости выкупа земель у населения полные расходы по проекту называются в объеме до 7 млрд. евро. Иными словами, они сегодня имеют тенденцию к повышению вдвое. В процессе работ даже эта смета наверняка окажется превышенной еще больше.

На самом деле дорога имеет совершенно гражданскую цель - оттянуть на Прибалтику хотя бы часть грузопассажирского траффика из Финляндии в Европу, который сейчас идет паромами из порта Хельсинки в Северную Германию. В случае успеха транзит через Прибалтику до Берлина может генерировать до 800 млн. евро транспортных доходов ежегодно. Заодно потом, после 2025 г., к основной линии Таллин - Рига -Шяуляй - Каунас - Варшава - Познань - Берлин планируется добавить дополнительную - Rail Baltica II в виде ответвления от Таллина через Тарту - Паневежис - Вильнюс. 

Но как чисто коммерческая линия вся Rail Baltica вызывает у инвесторов большие сомнения в виду нарастающего вала проблем в прибалтийской экономике. Один только финский грузопоток проект не окупит. А без внятных экономических перспектив инвестирование средств в Rail Baltica нецелесообразно. Однако для самой Прибалтики этот проект является уже фактически залогом экономического выживания, потому региональные правительства и пытаются привязать к Rail Baltica максимально возможное количество «важных смыслов», в том числе, военно-стратегический. 

Продолжение следует...

Другие публикации


27.10.17
Ежегодники «Исследования по истории русской мысли» за 20 лет (1997–2017)
17.10.17
В российскую элиту объявлен набор. Но каковы требования и каковы кандидаты? / Дмитрий Буянов
10.10.17
Иосиф Сталин отвечает на актуальные вопросы современности / Марат Шибутов
02.10.17
Вторичность и «фактор заказчика» в «Политбюро 2.0»
20.08.17
Почему США на пороге развала
VPS

Новости партнёров


Загрузка информера...