Статьи

США утрачивают технологический паритет в области подводного флота

01.07.2016 13:30

В период с 2026 по 2030 год австралийский флот намерен получить 12 новых неатомных подводных лодок, которые должны заменить 6 находящихся в строю ВМС морально и технически устаревших дизель-электрических подводных лодок проекта Collins, разработанного шведской верфью Kockums в 1987-1989 годах специально для австралийского флота. Как заявил газете The Guardian премьер-министр страны Мальком Тернбулл, Австралия закончила проведение тендера по выбору поставщика нового вооружения. Лучшим признано предложение SMX-Ocean французской судостроительной компании DCNS.

Вместе с французами за австралийский контракт вели борьбу Германия (ThyssenKrupp Marine Systems) и Япония (Mitsubishi Heavy Industries), однако незадолго до вынесения окончательного решения вооруженные силы страны отвергли японское предложение на основе подводной лодки типа "Сорю" с двигателем Стирлинга "в виду значительного риска" из-за того, что Япония не имеет достаточного опыта производства военно-морской техники за рубежом. Это предопределило и дальнейшего победителя, так как немецкий проект на основе хорошо себя зарекомендовавшей конструкции подводных лодок типа 214, в конечном счете, тоже значительно уступал по тактико-техническим характеристикам, особенно по вооружению, французскому проекту Shortfin Barracuda Block 1A.

Новая подлодка, получившая наименование Shortfin Barracuda, является глубокой переработкой проекта французской атомной субмарины "Барракуда" с заменой ядерного реактора на анаэробную энергоустановку, независящую от внешнего воздуха (Air Independent Propulsion, AIP). В мире существует несколько вариантов подобной технологии. В проекте SMX-Ocean использован многотопливный двигатель, в том числе способный работать без атмосферного воздуха, на бортовых водородных топливных элементах, а также с использованием литий-ионных аккумуляторных батарей повышенной емкости. При полном подводном водоизмещении в 4,5 тыс. тонн и наибольшей длине в 97 метров, Shortfin Barracuda несет 34 единицы вооружения (в том числе, торпеды, мины, противокорабельные, крылатые и зенитные ракеты, запускаемые через торпедный аппарат разведывательные беспилотные дроны).

Американская многоцелевая атомная подводная лодка типа "Вирджиния" имеет длину 113 метров и несет 40 единиц вооружения. Немецкий дизель-электрический проект 214 с анаэробной установкой имеет длину 65 метров и несет 12 единиц вооружения (торпеды или ПКР, либо до 36 мин вместо торпед). В то же время автономность Shortfin Barracuda по продовольствию составляет 90 суток, что на 20 суток больше аналогичного показателя АПЛ и на 6 суток превосходит немецкий проект. В то же время анаэробная установка позволяет проекте SMX-Ocean находиться под водой до 21 дня, что обеспечивает возможность 1,5 раза пересечь Атлантический океан без всплытия на поверхность. Таким образом, французским конструкторам удалось создать платформу, сочетающую в себе достоинства двух принципиально разных классов - атомных и дизельных подводных лодок - с практически полными нивелированием их основных недостатков.

До настоящего времени деление подводных лодок на атомные и дизельные обуславливалось в первую очередь двумя факторами. Выживаемость и боевая эффективность ПЛ прежде всего зависела от уровня ее скрытности. Дизельные лодки требовали всплытия для подзарядки аккумуляторов на 4-5 часов каждые сутки, в то время как максимальная дальность подводного хода составляла 350-400 морских миль (до 700 км) на скорости в 5 узлов (около 7 км/ч). В режиме зарядки батарей подводная лодка утрачивала скрытность и становилась уязвимой, как для поисковых средств сил противолодочной обороны, так и для ударов с воздуха. В качестве паллиатива применялся шнорхель, позволявший ПЛ длительное время двигаться на дизеле в полупогруженном положении.

В то время как атомная подлодка, имея автономность по кислороду до 60 суток, а по продовольствию до 90, теоретически могла за все время боевого похода не всплывать ни разу. Помимо энергетической автономности, установка атомных реакторов, обеспечивала высокую энерговооруженность, позволяющую развивать высокие, свыше 30 узлов, скорости подводного хода и выдерживать их в течение длительного времени, а также иметь большой внутренний объем корпуса, в котором становилось возможным разместить обширный боезапас широкой номенклатуры, и даже обеспечить место для доставки и скрытой высадки диверсионных групп численностью до 12 человек.. Дизельные лодки по этим параметрам значительно уступали атомоходам.

С другой стороны, стоимость подводного атомного стратегического ракетоносца (ПЛАРБ), например, типа "Огайо" в ценах 1990 года составляет в среднем 3,1 млрд. долл. Проект, который по плану должен ее заменить, будет стоить 13 млрд. долл., что в 2,3 раза превышает стоимость атомного авианосца USS68 "Нимиц". Универсальная АПЛ типа "Морской волк" обходится американскому флоту в 4,3 млрд. долл. за штуку. В то время как средняя стоимость современной дизельной подводной лодки колеблется в пределах 350-400 млн. долл.

Это предопределило разделение классов ПЛ как по предназначению, так и по зонам оперирования. Дизельные лодки считались оружием бедных и предназначались для действий в прибрежных водах, изобиловавших мелями и узостями. В частности, ДПЛ проекта 214 может осуществлять погружение и двигаться подводным ходом на глубинах, начиная с 14 метров, в то время как для АПЛ минимальная глубина начинается с 40-50 метров, что обуславливало их применение только в открытом океане. Однако по стоимости АПЛ оставались доступны лишь ограниченному числу государств. В настоящее время они стоят на вооружение только флотов США, России, Великобритании, Франции и Китая. Формально в этот клуб еще входит Индия, арендующая у российского ВМФ одну атомную подводную лодку. В то время как ДПЛ разных типов эксплуатируют более 30 стран.

Французский проект SMX-Ocean представляет собой неатомную подводную лодку по боевым возможностям практически сопоставимую с многоцелевыми атомными, а по автономности приближающуюся к ним при значительно более низкой стоимости. Из общей суммы в 50 млрд. австралийских долларов (39 млрд. долл. США) общей суммы контракта непосредственно на строительство 12 субмарин будет потрачено только 20 млрд., остальное запланировано израсходовать на их техобслуживание в течение планового срока эксплуатации в 35 лет. Таким образом, одна подлодка Shortfin Barracuda будет стоить австралийскому флоту 1,3 млрд. долл. США.  Это, конечно, примерно в 3 раза дороже современных ДПЛ, но в то же время почти в 4 раза дешевле субмарин с атомной силовой установкой. Тем самым у любой страны мира появилась возможность обзавестись подводным флотом, по своим характеристикам не уступающим американскому.

Следует отметить, что французский проект показал не только теоретическую возможность, но и практическую реализуемость концепции универсальной неатомной океанской подводной лодки с ударной мощью уровня атомоходов. При этом становится очевидным явная избыточность его уровня вооружения. При сокращении объема бортового оружия до 16-18 торпед, запускаемых через ТА ракет (или их сочетания), а также 6-8 ЗРК подводного старта, становится возможным уменьшить размеры оптимальной неатомной лодки до уровня водоизмещения в 2-2,5 тыс. тонн и сократить ее стоимость до 500-550 млн. долл., в то же время обеспечив автономность, прежде всего, по запасу подводного хода и кислороду в 25-27 суток.

Вероятнее всего, итоги австралийского тендера дадут мощный толчок к развитию подводных лодок с неатомной силовой установкой. На данный момент подобными технологиями располагают Германия, Швеция, Япония, Франция и Россия. Близкими к их достижению являются Южная Корея и Китай. Некоторые работы ведутся в Великобритании. Формальным лидером, обладающим наибольшим опытом в области воздухонезависимых двигательных систем является Германия, с 1994 года построившая более 23 ПЛ типа 212, 212А и 214 для своего и ряда других флотов мира. В том числе Италии, Греции, Израиля и Пакистана. Несмотря на приостановку работ в области анаэробных энергоустановок после распада СССР, в последние 7 лет в России этой теме вновь было уделено пристальное внимание и открыто финансирование. С 2013 года возобновлено строительство новейших ДПЛ "Лада" проекта 677, а с 2014 года они оснащаются воздухонезависимыми энергоустановками.

Дальнейшая модернизация "Лады" будет представлена неатомной подводной лодкой 5 поколения "Калина". Работы по ней ведет конструкторское бюро морской техники "Рубин". Помимо расширения возможностей бортовой электроники, а также существенного улучшения других тактико-технических характеристик, новый проект получит усовершенствованные литий-ионные аккумуляторные батареи и анаэробную двигательную установку, работающую на водороде высокой степени очистки.

Причем, в отличие от немецкого, французского и скандинавского подходов, ПЛ "Калина" не будет возить с собой запас водорода в готовом виде, как это реализовано, например, в проекте SMX-Ocean или 214. Российская установка будет вырабатывать его из дизельного топлива методом риформинга, т.е. преобразования в водородосодержащий газ и ароматические углеводороды, которые потом направляют в установку выделения водорода. Он, в свою очередь, станет вырабатывать электричество в водородно-кислородных топливных элементах. Мощность двигательной установки проекта "Калина" составит 400 киловатт, в то время как мощность анаэробной установки на немецких «Тип 214» не  превышает 120 киловатт, а шведского проекта "Вестеръётланд" - 75 киловатт.

В 2012 году Пентагон признал, что российская АПЛ "Акула" (проект 971 проектного бюро "Малахит"), способная нести на борту крылатые ракеты большой дальности, в течение месяца скрытно находилась в водах Мексиканского залива, и была обнаружена силами охраны водного района ВМС США только во время демонстративного всплытия в виду американского эсминца для проведения торжественной церемонии подъема флага.

Позднее, на протяжении трех лет еще две российские атомные лодки, явно целенаправленно, обозначили свое присутствие у восточного побережья Америки. В апреле 2016 года командующий военно-морскими силами США в Европе и Африке адмирал Марк Фергюсон выразил свою крайнюю озабоченность фактическими возможностями российских подводных лодок. "Они стали тише, лучше вооружены и способны действовать на больших расстояниях. Подлодки блокируют возможность маневра на морских флангах Альянса". В интервью СNN он также отметил, что российские лодки "имеют технологии, затрудняющие их обнаружение, новые вооружения и ракетные системы, способные поражать цели на большом удалении, в том числе оперируя из своих территориальных вод". Это касается, в том числе, АПЛ "Акула", относимой командованием НАТО к наиболее скрытным и трудно обнаруживаемым целям в океане. Как сообщается в этой связи представителями Минобороны РФ, по фактору скрытности "Калина" втрое превосходит проект 971.

Это, в сочетании с оснащением ПЛ "Калина" крылатыми ракетами "Карибр" (по классификации НАТО SS-N-27 «Sizzler» (с англ. - "Испепелитель"), выводит класс анаэробных подводных лодок в эффективное средство противодействия ВМС США в зоне Атлантического океана, а также создает возможность их использоваться в качестве мер стратегического ядерного сдерживания. По цене одной универсальной многоцелевой АПЛ становится возможным построить и содержать до восьми неатомных ПЛ, обладающих возможностью гарантированного проникновения в Центральную Атлантику с последующей атакой крылатыми ракетами кораблей США на базах и в прибрежных водах в зонах формирования конвоев, а в случае оснащения КР "Калибр" ядерными боевыми частями - и объектов на суше. Следует помнить, что подавляющая часть городов-миллионников и промышленных центов Америки расположена вдоль побережья двух океанов в полосе шириной до 300 км.

Важно отметить, что США не обладают собственными неатомными ПЛ и не ведут разработку технологий анаэробных двигателей. Американский флот сделал окончательную ставку на подводные лодки с атомными силовыми установками и в настоящее время находится в стадии большого перевооружения. Сейчас производится замена АПЛ "Лос-Анжелес" на новые АПЛ "Морской волк", а с 2020 года начнется строительство нового типа ПЛАРБ, которыми планируется заменить стратегические ракетные атомоходы типа "Огайо". Даже в случае приобретения технологии анаэробных силовых установок на стороне, например, в Германии или Франции, что теоретически возможно, только на их освоение и разработку собственных образцов потребуется не менее 12-15 лет. А с учетом проектирования и испытания опытных прототипов - до 20 лет. Следовательно, даже в случае принятия принципиального решения сегодня, собственные неатомные подводные лодки у США могут появиться не ранее 2036-2040 годов.

Командование американского флота эту тенденцию понимает и уже начинает готовиться к принципиальному нарастанию подводной угрозы в мировом океане. С целью поиска эффективных мер противодействия, ВМС взяли в лизинг шведскую неатомную подводную лодку типа Gotland, оснащенную вспомогательной воздухонезависимой установкой Стирлинга. В настоящее время она приписана к военно-морской базе Сан-Диего (штат Калифорния), где располагается Командование противолодочной войны, и используется для разработки противолодочных мероприятий кораблями американского флота. Судя по резко возросшей активности учений сил ПЛО, неатомные подводные лодки оказались масштабной и трудно парируемой угрозой, а мировой океан стремительно утрачивает статус "американского озера".

Другие публикации


06.12.16
Ноам Хомский о политическом моменте в США
03.12.16
Новая Концепция внешней политики Российской Федерации
01.12.16
Последние дни западного мироустройства
20.10.16
Реформа Администрации президента России
07.10.16
Почему МИД Латвии не запрещает въезд в Латвию Мединскому и Якунину?
VPS

Новости партнёров


Загрузка информера...