Статьи

Brexit. Великобритания: Что дальше?

28.06.2016 22:57

Обзор западных СМИ

27 июня Британия решила ускорить возможную дату выхода из Европейского Союза, перенеся выбор нового премьер-министра на месяц вперед. Это может удовлетворить европейские требования о более быстром выходе из ЕС. Если страна выберет себе нового лидера в сентябре, а не октябре, она сможет более свободно двигаться в сторону выхода из клуба 28-ми. Уходящий премьер-министр Дэвид Кэмерон настоял на том, что Британия должна задержать запуск переговоров о выходе – точке невозврата - пока его преемник не займет пост.

Этот шаг был предпринят 27 июня, когда мировые рынки упали, а фунт достиг 31-летнего минимума, и авторитетным финансовым агентствам пришлось сократить кредитный рейтинг Великобритании. На фоне растущего смятения президент Франции Франсуа Олланд заявил, что остров-сосед должен выйти из союза как можно быстрее, чтобы положить конец неопределенности.

Но Британия вряд ли готова к началу переговоров о выходе: ее политика погрузилась в хаос, а ее валюту лихорадит. Главные радетели развода до сих пор были почти невидимы, и Кэмерон вручит своему пока еще неизвестному преемнику все критические вопросы, с которыми страна столкнется в процессе выхода из ЕС, вместе с портфелем премьера.

Выбор нового премьер-министра, вероятно, будет сопровождаться досрочными выборами (почти на четыре года раньше следующих запланированных выборов), так как следующий премьер будет нуждаться в общественном одобрении, поскольку именно ему предстоит начать процесс переговоров о выходе из ЕС. Для консервативной партии, перспектива досрочных выборов скорее привлекательна из-за хаоса в лагере Лейбористов.

В ходе первой сессии парламента после исторического голосования, Кэмерон заявил, что его страна в одностороннем порядке установит расписание для запуска переговоров по выходу. Не ясно, какие именно рычаги Европа должна задействовать, чтобы подтолкнуть Британию к еще более раннему выходу. Но европейские лидеры, в частности, французы - не стесняются требовать более быстрого решения, с тем, чтобы положить конец неопределенности.

Финансисты опасаются, что затягивание британского вопроса может обострить турбулентность, которая уже сказывается на мировых рынках. Фунт падает, а европейские фондовые рынки и Уолл-стрит резко снизили активность, основной индекс акций Лондона, FTSE-100, понизился почти на 2,6%. Всемирное рейтинговое агентство Standard & Poors понизили рейтинг Британии с AAA до АА - унизительный удар для страны и ее экономики.

Канцлер Германии Ангела Меркель исключила возможность «неформальных переговоров», которые могли бы заложить основу для договора, прежде чем Британия официально задействует Статью 50 Конституции ЕС в качестве рычага для выхода. Меркель, однако, оказалась несколько терпеливей Олланда. Отвечая на вопрос о сроках, она признала, что, как представляется, они были ускорены Консервативной партией и Кэмероном, который делает все, чтобы выбрать нового премьер-министра. Она сказала, что ЕС будет подходить к обсуждению этого вопроса «спокойно».

«Я не могу комментировать сколько это займет времени», - сказала она. Некоторые немецкие чиновники даже осмелились выразить мнение по поводу того, что Британия, в конце концов, может никуда не уйти. Юрген Хардт, член комитета по иностранным делам в парламенте Германии от правящей коалиции и близкий союзник Меркель, предположил, что Берлин будет готов дать Лондону больше времени, если появятся явные признаки того, что британские политики близки к тому, чтобы найти способ остаться в ЕС, несмотря на итоги голосования.

Политическая система Великобритании, а также ее экономика, оказались в хаосе после референдума, который не ожидали ни рынки, ни аналитики, ни даже политики, которые агитировали за выход. Обе основные партии Великобритании – консервативная и лейбористская - в настоящее время переживают «гражданские войны».

Ведущий защитник Brexit Борис Джонсон, бывший мэр Лондона, считается фаворитом от консерваторов, но он мало говорил о своем плане для страны после Brexit. Он не предстал перед подробным допросом со стороны СМИ и не присутствовал на заседании с Камероном в Палате общин 27-ого числа. Джонсон только дал интервью для обзора в Daily Telegraph о том, что Британия сможет резко ограничить иммиграцию, которая была основной проблемой для избирателей. Джонсон также заявил, что он не торопит Англию начинать переговоры по выходу из блока, несмотря на собственную агитацию в течение нескольких месяцев, когда он в красках изображал тиранию брюссельской бюрократии, которая попирает британскую демократию.

«Значение Великобритании в качестве союзника США неуклонно снижается. Правительство Кэмерона не спешило присоединиться к кампании против Исламского государства (запрещено в России - ред.) и не играет существенной роли в противостоянии российской агрессии на Украине. Кэмерон прекратил авиаудары против Сирии в 2013 году. Наиболее заметная внешнеполитическая инициатива г-на Кэмерона - его трусливое ухаживание за китайским диктатором Си Цзиньпинем в надежде сорвать коммерческое преимущество в торговле и банковском секторе», - пишет The Washington Post.

«Результат последней и наиболее фатальной оплошности Кэмерона - содействие ненужному референдуму по вопросу о членстве Великобритании в Европейском Союзе послужит логическим ускорением существующего тренда в отношениях с США, а не резким сдвигом. Как к этому уже привыкла администрация Обамы, США остается рассчитывать только на Германию в вопросах трансатлантической безопасности и выстраивании более прочных стратегических отношений с азиатскими партнерами, такими как Индия и Япония. Не следует ожидать помощи из Лондона и в управлении новыми кризисами на Ближнем Востоке и в других очагах напряженности в ближайшие годы.

Насколько «особые отношения» между Соединенными Штатами и Великобританией будут девальвированы, будет зависеть от того, что теперь происходит в Лондоне. Правительству Британии в ближайшие месяцы почти наверняка придется выбирать между обещаниями обеспечить ограниченную иммиграцию, платежами в ЕС и сохранением текущего доступа Британии к единому европейскому рынку. Если оно выберет последнее, роль Британии в Европе и ее экономическое влияние не так уж сильно уменьшится в конечном счете.

Эта неопределенность означает, что ни администрации Обамы, ни его преемнику не следует торопиться и создавать новую экономические или политические отношения с предположительно неевропейской Британией. Некоторые представители про-Brexit лагеря говорили о подписании отдельного соглашения о свободной торговле с Соединенными Штатами, за пределами ЕС. О подобном торговом соглашении в настоящее время ведутся переговоры, и даже о том, чтобы вступить в ряды НАФТА. Но любое рассмотрение таких сделок должно произойти лишь после окончательного урегулирования всех вопросов с ЕС, которые могут длиться до двух лет с момента уведомления о выходе.

В то же время, Соединенные Штаты могут поддержать Великобританию и Европу, став более активными лидерами альянса НАТО, который сохранит Великобританию в качестве члена. Если Европейский Союз ослабеет или даже окажется в опасности, к радости Владимира Путина, г-на Си и других противников, то единственным антидотом станет усиление трансатлантического военного партнерства, которое замедлит зарождающийся разрыв между Лондоном и континентом. Следующая встреча НАТО на высшем уровне запланирована на июль в Варшаве, где альянс, как ожидается, подтвердит новое развертывание сил в странах Восточной Европы, граничащих с Россией. Г-н Обама должен воспользоваться этим случаем, чтобы подтвердить приверженность США НАТО. А кандидатам в президенты США, Хиллари Клинтон и Дональду Трампу, следует определиться - сделают ли они то же самое.

Вот реальный урок потрясающего Brexit голосования: и тем, кто собирается проголосовать за Дональда Трампа следует обратить самое пристальное внимание», - считает журналист The Washington Post.

«Brexit - это не конец света. Пошатывающиеся финансовые рынки должны оправиться от шока, который будет не таким уж долгим с серьезным, как обвал 2008 года. Будут какие-то политические потрясения в Европе, но я считаю, что они стихнут, как только все увидят, в какой степени были обмануты британские избиратели. Уже ясно, что те, кто решил покинуть Европейский Союз, не будут пожинать те плоды, которые всем обещали. Великобритания, или то, что от нее останется, станет немного беднее, менее динамичной и менее важной.

Британцы из рабочего класса, которые «купились» на россказни о Brexit, скорее всего, не увидят роста доходов или перспектив. Они не увидят волшебного превращения мультикультурного общества опять в монокультурное. Все это было фантазией, цинично выдуманной политиками, которые, по-видимому никогда не думали, что народ воспримет их всерьез.

Борис Джонсон, бывший мэр Лондона и бывший журналист, который стал лицом кампании Brexit, был взволнован после Brexit и написал в газете заявление, в котором он советовал всем оставаться спокойным. «Британия является частью Европы, и всегда ею будет», - написал человек, который сделал все, что мог, чтобы «развести» островное государство с континентом. «Мы… должны сделать все возможное, чтобы успокоить тех, кто хотел остаться [был придуман новый термин – Remainers]», - написал он в обзоре.

Сторонники статуса-кво все еще хотят преимуществ ЕС – членства без обязанностей. «Британцы смогут жить и работать по всей Европе», - обещает Джонсон «сохранится зона свободной торговли, а также доступ к единому рынку». Но, чтобы сохранить эти преимущества, Британия должна согласиться с большинством или всеми нормативными актами ЕС, от которых, как считают сторонники Brexit, Британия задыхается.

В то же время, другой ведущий Brexiteer, лидер Партии независимости Найджел Фараж, признал, что Великобритания на самом деле не увидит экономию сотен миллионов фунтов, «которые могли бы быть использованы для улучшения Национальной службы здравоохранения». Претензии по этому вопросу были «ошибкой», - сказал он.

«Джонсон утверждает, что нет никакой спешки с выходом из ЕС - странная позиция, учитывая то, какие радужные перспективы он обещал своим избирателям после избавления от «угнетающего ига ЕС», - цитирует Джонсона The Washington Post.

«Я надеюсь, что избиратели США обращают на это внимание. Решение Brexit – не выход, но основные проблемы вполне реальны. В Великобритании, как и в США, доходы рабочего класса стагнируют, а иммиграция выходит из-под контроля. От глобализации выигрывают только состоятельные и хорошо образованные слои - за счет всех остальных. И появляется соблазн укрыться в национализме - забыть остальной мир, заботиться о собственных интересах, постоять за себя, построить стену. Это тезисы Трампа. Но разрыв между тем, что он обещает, и тем, что он реально может привести в жизнь даже шире, чем Brexit.

Это клише - говорить, что мы живем во взаимосвязанном мире, но это правда. Глобализация - это факт, и мы не можем отменить ее путем референдума – или лозунгами, напечатанными на бейсболках. Нельзя обратить вспять технический прогресс, как бы кто не разглагольствовал.

Большинство производственных рабочих мест, которые исчезли из развитых стран, ушли навсегда в места, где рабочая сила дешевле или устранена вообще за счет использования роботов. Границы и так пористые, так как товары, услуги и люди должны пересекать их. Нам прежде всего нужны политические инициативы, которые будут направлены на устранение экономического спада в таких местах, как север Англии и американского Ржавый пояса (промышленные зоны). Что нам не нужно, так это упрощенные, «ура-патриотические решения», которые не решают ничего.

Brexit может в конечном итоге может разорвать Британию на куски - не решив ни одну из проблем, которые он должен был решить. Я надеюсь, что сторонники Трампа обратят на это внимание. Катарсис – это не план», - пишет The Washington Post.

Вообще же, как пишет издание Intercept, реакция СМИ на Brexit делится на две основные категории: (1) серьёзность, откровенные попытки понять, что побудило избирателей сделать этот выбор; и (2) капризные, упрощенные нападения на непослушных и примитивных британцев-ханжей-ксенофобов.

Обозреватель The Los Angeles Times, Винсент Бевинс, писал, что «как Brexit, так и Трампизм - это очень, очень неправильные ответы на закономерные вопросы, которые городские элиты замалчивали в течение 30 лет»; в частности, «с 1980-ого года элиты в богатых странах переоценивали свои силы, принимая все выгоды только для себя и просто закрывая уши, когда кто-либо другой заводил речь, и теперь они в ужасе наблюдают, как избиратели готовятся к «восстанию». Британский журналист Том Юинг говорит почти тоже самое: «высокомерие неолиберальных элит преобладает в построении политики, которая направлена не на укрепление демократии, а наоборот оставляет демократию формально нетронутой», - цитирует журналиста The Intercept.

В интервью New Statesman, политический эксперт Майкл Сандел также отмечает, что про-Brexit настроения в настоящее время доминируют на всем Западе: «Большой круг избирателей из рабочего класса считает, что не только экономика отбросила их назад, но и культура, что истоки их достоинства, достоинства их труда были подорваны издевательскими изменениями, связанными с глобализацией, ростом влияния финансового сектора, и тем вниманием, которое расточали деятели-технократы всего политического спектра на экономические и финансовые элиты. После рыночного радикализма Рейгана и Тэтчер, лево-центристам - Блэр и Клинтон и различные европейские партии - удалось восстановить политическое влияние, но они не смогли переосмыслить свою миссию и цель социал-демократии, которая стала пустой и устаревшей».

Обозреватели The Guardian озвучили подобные тезисы об элиты и отрыве от рядовых граждан. Джон Харрис цитирует Манчестерского избирателя: «Если у вас есть деньги, вы проголосовали «нет», если у вас нет денег, вы голосуете «за». Харрис добавил: «Большая часть средств массовой информации не в состоянии видеть этот разрыв. Отчуждение людей, обвиненных в простом национализме - вот, что привело к этому моменту. Гэри Янг так же осудил разделение мнений лондонских газет: «Британский рабочий класс из отдаленных частей, слишком часто изображается как фанатики, недолюди, которые не знают, что хорошо для них, а что плохо». Статья Яна Джека была озаглавлена «Этом Brexit бедных против элиты, которые проигнорировали их».

Как мы видим, преобладающая реакция основных мейнстримовых западных изданий сдержанно-раздраженная. Обвиняются в несостоятельности как основные фигуры сторонников и противников Brexit - Кэмерон и Джонсон, так и основные электоральные группы. Вне критики остаются только королевская семья и Сити. Вот такие вот зигзаги демократии и свободы слова демонстрируют нам мировые СМИ.

Другие публикации


06.12.16
Ноам Хомский о политическом моменте в США
03.12.16
Новая Концепция внешней политики Российской Федерации
01.12.16
Последние дни западного мироустройства
20.10.16
Реформа Администрации президента России
07.10.16
Почему МИД Латвии не запрещает въезд в Латвию Мединскому и Якунину?
VPS

Новости партнёров


Загрузка информера...