Статьи

Почему в Калининграде пропагандируют культурно-политическую акцию русофобской Литвы? / Андрей Выползов

27.10.2014 12:06Источник: НьюсБалт

Иллюстрация: newsbalt.ru

28 октября в Калининграде ожидается вечер, посвященный 300-летию литовского поэта Кристионаса Донелайтиса. Его анонс на интернет-странице Калининградской филармонии выглядит чересчур скромно и, кажется, эта чинность сообразна политическому моменту - inter anna silent Musae.

Однако не все так просто. Судя по количеству и качеству приглашенных литовцев, речь идет о грандиозном – в масштабах российского эксклава – культурном событии с политическим подтекстом. Выражусь пафосно: на мой взгляд, это пир во время чумы. Под «чумой» я понимаю тотальную русофобию, взращенную в Литве на госуровне и приобретшую уже клинические формы. И я сейчас не говорю о вильнюсской прессе, буквально пропитанной квинтэссенцией русофобии, или смешных литовских инициативах, вроде ботанической акции «Посади Путина» (Putinas – по-литовски «калина») или табу на бренд «Советские сосиски». Есть вещи куда серьезней, затрагивающие напрямую калининградский регион.

В начале, в 2012 году, калининградская общественность «съела» новость о запрете въезда в Литву бывшему директору Института балтийских исследований БФУ им. Канта калининградцу Вадиму Смирнову. Молодой ученый (а до этого журналист и пресс-секретарь губернатора Николая Цуканова) стал персоной нон-грата «в связи с враждебной деятельностью в отношении Литвы», хотя вся его деятельность сводилась к подготовке диссертации о политической элите Литвы.

Спустя два года литовские спецслужбы арестовали военного пенсионера из Калининграда Юрия Меля, вменив ему «преступление против человечества». На защиту отставного полковника выступил Совет Федерации, обратившийся – впервые в новейшей истории Литвы! – в сейм с просьбой не политизировать «дело Меля». Однако парламент прибалтийской республики попросту проигнорировал российских сенаторов.

И вот завтра в Калининграде «на Донелайтиса» прибудет целая делегация «проигнорировавших» во главе с зампредом сейма Иреней Дегутене. Дегутене еще два года назад возглавляла литовский парламент и тогда отметилась «историческим» почином с явным антироссийским душком. Спикер сейма «пробила» объявление 2013-го года в Литве официальным Годом восстания в Царстве Польском 1863 года. В трактовке литовских властей предержащих, 150 лет назад в Царстве Польском, включающем территории современных Литвы, Польши и Белоруссии, произошло «национально-освободительное восстание»против Российской империи, которая, дескать, их «оккупировала». Повстанцы убивали русских чиновников от Вильны до Варшавы, издевались над пленными русскими солдатами и громили православные кладбища.

Другая завтрашняя гостья, председатель комитета Сейма по образованию, науке и культуре Аудроне Питренене минувшей весной участвовала в совещании Литовской комиссии по радио и телевещанию о «конкретных возможностях ограничения трансляции русских каналов». Всего в Калининградскую филармонию приглашены из Литвы более 50-ти политических, культурных и общественных деятелей, многие из которых получат благодарственные письма от российской региональной власти.

Когда я рассказал о предстоящем концерте супруге томящегося в литовских застенках Юрия Меля Надежде, она – по первому образованию филолог – написала мне следующее: «...Кристионис Донелайтис, триста лет назад творя свои шедевры, меньше всего думал о славе или почестях через века. Есть в творчестве этого великого поэта-пастора не только воспевание природы. Так, в «Радостях весны» у него есть замечательные строки, о которых можно порассуждать и в контексте абсурдной ситуации с моим супругом:

...Скромности этой примерной

Учитесь, жалкие люди,

Сладкие снеди вкушая,

о Боге помните крепко!

Я – не за забвение великих поэтов. Но и забвение своих офицеров, тем более, когда газеты и интернет пестрят лозунгом «Русские своих не бросают!», выглядит предательски...».

Вы спросите, а причем тут старина Донелайтис, живший триста лет назад на территории современной Калининградской области? А очень даже при чем. На минувшей неделе в старейшей (с 1909 года)литовской газете «Лиетувос Жинес» была опубликована статья под названием «Действительная и фальсифицированная история по соседству с Донелайтисом». Рядом с русофобским текстом в «Лиетувос Жинес» – баннер «Литва без болвана» о голосовании за снос памятника советским воинам-освободителям от фашизма на Зеленом мосту в Вильнюсе. Почитайте перевод, выполненный редакцией информационно-аналитического портала «НьюсБалт»:

«Величественная личность классика литовской литературы Кристионаса Донелайтиса, всему миру свидетельствующая об этнической и культурологической связи бывшей Восточной Пруссии, Малой Литвы с большой Литвой, уже не один год не дает спокойно жить российским оккупационным властям. Уничтожить все следы К. Донелайтиса на этой земле вроде бы не поднимется рука. Может перед Европой как-то неудобно? Но и спокойно наблюдать, как пилигримы литовской культуры плетут паутину троп на земле Гумбине (Гусев) и вокруг памятника К. Донелайтису в центре города, загадочная русская душа также не может. Злость одолевает: неужели в десятки раз большая нация не в состоянии уничтожить или, хотя бы, «шапками закидать» еле-еле тлеющие (но за 300 лет непогашенные!) угольки памяти великому творцу малого народа?! Удастся ли в конце концов это сделать или нет – история будет свидетельствовать, но усилий для этого прикладывается с действительно с русским размахом.

В конце лета нынешнего года в Гумбине (Гусев) с большой помпой состоялось открытие двух скульптурных памятников на тему первой мировой войны. И надо же так случиться, что русские о своей победе у Гумбине вспомнили именно в этом году, когда вся Литва, все поклонники таланта Донелайтиса празднуют его 300-летний юбилей! Поэтому, хотим мы этого или нет, но появившиеся по соседству с Донелайтисом две новые скульптуры в юбилейный год нам, литовцам, вновь напоминают о течении трагической истории земли Пруссии, Малой Литвы, зигзагообразно прибивающейся то к одному агрессору, то к другому, от одного поработителя к другому, еще более агрессивному, уничтожающему не только народы, но и их культурное наследие, начиная с названий местностей.

Как пишут в российской прессе, Калининградская область – единственная территория нынешней России, на которой шли бои в ходе первой мировой войны, и именно у Гумбине 100 лет назад, как утверждается, одержали первую победу над немецкими войсками. Таким образом, российская власть использует это событие и это место, чтобы напомнить своему народу о еще одной победе русского оружия. Кстати, создавали скульптуры не какие-то «мастера по ржавым трубам», но, без преувеличения, самые известные, знаменитые российские скульпторы, признанные и высоко оцениваемые во всем мире.

Скульптурную композицию, названную «В память о забытой войне, изменившей ход истории» создавал Михаил Шемякин. Правда, его обычно представляют как художника и скульптора из России и США, но себя он относит к русской культуре. Тридцать лет тому назад, в своем творчестве «не пришедшийся ко двору» соцреализма, он был выслан из России. Вновь начал работать в России уже после того, как развалился СССР. Вспоминаю его первую работу, памятник Петру I, установленного в Санкт-Петербурге, у собора Петропавловской крепости. Тогда он вызвал большой ажиотаж своей необычной, нетрадиционной трактовкой образа основателя города. Однако проживать постоянно в такой России, какой она стала сейчас, скульптор не желает.

Композиция гуманиста, бывшего диссидента Шемякина символизирует не столько героизм русских воинов, сколько трагизм войны. Трагизм, после которого и в самом деле существенно изменилось политическое лицо Европы. В центре композиции – из бронзы отлитое тело солдата, распростертое над изломом колеса истории. Рядом – две женские фигуры. Мать и вдова. Сдержанная, но очень выразительная композиция, чем то, возможно, эмоциональным напряжением напоминающая «Пиету» Станисловаса Кузьмы…

Совершенно иным отдает вторая скульптура, созданная наделенным почестями, как в СССР, так и в нынешней России скульптором Владимиром Суровцевым, назвавшим свое произведение «Штыковая атака». На гранитном постаменте, на 3-метровую высоту поднимается рвущаяся, даже чем-то устрашающая, фигура атакующего воина со штыком. Тут подчеркнут не трагизм войны, а героизм русских солдат, что лучше соответствует политике России Владимира Путина – а заодно и задачам политической культуры.

Восхваление доблести русского солдата достигло уже таких «высот», что перешло всякую черту, разделяющую реальность от фантазии: открывая созданный Суровцевым памятник, министр культуры Российской Федерации Владимир Мединский подчеркнул, что именно в ходе таких сражений, которые сто лет назад произошли в окрестностях Гумбине, «русские воины изменили ход истории». (Автор явно не дружит с Клио. Ограничимся лишь одной цитатой: «Очень немногие слышали о Гумбинене, и почти никто не оценил ту замечательную роль, которую сыграла эта победа. Русские контратаки 3-го корпуса, тяжелые потери Макензена вызвали в 8-й (германской) армии панику, она покинула поле сражения, оставив своих убитых и раненых, она признала факт, что была подавлена мощью России». Это сказал Уинстон Черчилль. А французский маршал Фердинанд Фош в 1918 году заявил, что если бы сто лет назад русские не победили под Гумбиненом, то «Франция была бы стерта с политической карты Европы». – «НьюсБалт»).

Очень любопытное заявление. Неужели министр не знает, что из-за постоянных неудач (а не побед) на фронте, измученные войной и лишениями, русские воины так легко поддались на большевистскую агитацию и повернули свои штыки против царя, против премьера Временного правительства Александра Керенского, против всего демократического государства, каким могла бы стать Россия в будущем?

И наконец, в силу побед немецкой, а не русской армии (имею в виду не исход войны, а только положение на российско-германском фронте) был заключен такой мир, который вынудил Россию отпустить в самостоятельное плавание все свои западные колонии: Польшу, Литву, Латвию, Эстонию, Финляндию. Это, без сомнения, было значимой подвижкой, кардинально изменившей карту Европы и дальнейший ход истории, но при чем здесь победы русских и сражение при Гумбине?

Так что…А кто-то полагает, что только министры культуры Литвы способны нести чепуху. Так и мысленно представляю, как шельмовато блестят глаза сдержанного пастора К. Донелайтиса, слушающего «шалости» министра великой страны…».

Если кто-то думает, что вышенаписанные строки принадлежат зеленому журналисту, то ошибается. Автор не зеленый и не журналист. Знакомьтесь – доктор филологических наук, основатель Центра славистики Клайпедского университета 72-летняя Юрате-София Лаучюте. Возраст женщины я указываю сугубо для того, чтобы вы понимали, в какой стране она получила образование. В 24 года Лаучюте стала аспиранткой Ленинградского государственного университета им. Жданова, а затем 30 лет проработала научным сотрудником сначала в ленинградском, а затем санкт-петербургском филиале Института языкознания РАН. В 90-е годы Лаучюте стала первым председателем Общества литовской культуры в Санкт-Петербурге, затем полпредом правительства Литвы в Санкт-Петербурге. Даже супруг у Лаучете – русский, питерский языковед Юрий Откупщиков. (Круче Лаучюте по «житию на Руси» только Грибаускайте, которая также закончила Ленинградский госуниверситет, а затем защитилась в московской Академии общественных наук при ЦК КПСС, получив степень кандидата экономических наук по специальности «политическая экономия социализма»).

Наивно думать, что эту «программную» статью о Донелайтисе не читал политбомонд из сейма, МИД и Минкультуры Литвы, прибывающий завтра в Калининград. Уверен, читал, и говорить о «частном мнение» в данном случае некорректно. Не думаю, что вернувшиеся из Калининграда литовские политические деятели скажут что-то путного про Россию. Вполне возможно, что повторят мысль русофобки Лаучюте, что «российские оккупационные власти» холят и лелеют Донелайтиса, потому что «перед Европой как-то неудобно».

Вы спросите, теперь что – концерт, запланированный еще в 2012 году, отменять? Ну, во-первых, отменить пороху не хватит. А во-вторых, в этом вопросе ключевые слова – две тысяча двенадцатый год. Действительно, программу празднования 300-летия Донелайтиса региональный Минкульт щедро расписал на целых два года – с 2012 по 2014 гг. Таблица дел, оплаченная из кармана налогоплательщиков Калининградской области, насчитывает семь страниц! Это и строительство дома пасторских вдов у кирхи музея Донелайтиса, и ремонт дороги, ведущей к памятному знаку в Дубовой роще – месту рождения «литовского Пушкина», и переиздание книги «Времена года» на русском и литовском языках в подарочном варианте, и фестивально-пленэрная сыпь по всему российскому эксклаву, и создание сайта kd300.ru, наконец.  Еще власти Литвы просят присвоить городской библиотеке №4 города Калининграда имя Донелайтиса (о Петре Столыпине, на литовском имении которого нет даже таблички, как-то даже вспоминать не хочется). Только еще именем Кристионас новорожденных калининградцев не называли. Честно слово, неудобно перед Михаилом Юрьевичем Лермонтовым, 200-летие которого в Калининграде прошло неприметно, словно вчерашнее сорокалетие депутата Хинштейна.

Во имя чего мы так «обдонелайтились»?

Подшивка

Другие публикации


25.03.17
Насколько важна преемственность ВПК России и СССР?
12.02.17
"Интерпол" не заявлял в розыск блогера Лапшина
01.02.17
Россия может депортировать сотни тысяч азербайджанских нелегальных мигрантов
16.01.17
Беларусь. Декабрь – месяц «посадок». Кого запугивает власть?
09.01.17
Петр Струве. Палач народа (1905)
VPS

Новости партнёров


Загрузка информера...