Статьи

Узбекистан – США: торги без торговли / Дмитрий Михайличенко

19.08.2014 10:31Источник: ЦГИ «Берлек-Единство»

Иллюстрация: kabarlar.kg

Заметное потепление отношений США с Узбекистаном практически никак не сказывается на характере торгового и экономического сотрудничества двух стран.

Узбекистан занимает лишь 115-ое место в товарообороте США. По итогами 2013 года экспорт американских товаров в Узбекистан составил 321 млн долларов (рост по сравнению с аналогичным показателем 2012 года на 12,8%). Импорт товаров из Узбекистана в США составил всего 27 млн долларов (рост на 2,5% по сравнению с аналогичным показателем 2012 года). Для сравнения: экспорт американских товаров в Казахстан за 2013 год составил 1,1 млрд долларов, а импорт из США 1,4 млрд долларов. Чуть заметнее вклад США в экономику Узбекистана, сделанный посредством инвестиций: в 2012 году сумма прямых инвестиций в экономику Узбекистана составила 71 млн долларов (в 2011 году 63 млн долларов).

Узбекистан поддерживает относительно высокие тарифы на импорт (средний показатель таможенных пошлин – 30%, хотя на некоторые товары пошлины составляют и 200%). Американское государственное торговое представительство USTR (United States Trade Representative) в своем докладе о препятствиях в международной торговле США (2013 г.) отмечает коррупцию, а также таможенные и пограничные требования в качестве ключевых ограничителей развития торговых и экономических контактов США с Узбекистаном.

Помимо этого, США не устраивает политика Узбекистана в области защиты прав интеллектуальной собственности. США неоднократно упрекали официальный Ташкент за недостатки в защите интеллектуальной собственности. Эта касается как продукции массовой культуры, так и программного обеспечения. В частности, во многих учреждениях, в том числе и государственных, в Узбекистане используется нелицензионный софт.

Много ограничителей в сфере предоставления услуг. Доступ предприятий Узбекистана к иностранным банкам ограничен. Возможности предоставления иностранных инвестиций ограничены несколькими секторами. Не допускаются иностранные инвестиции в авиации, железнодорожном транспорте и других секторах по причинам национальной безопасности.

Также в Вашингтоне неоднократно критиковали конвертационную политику Узбекистана. По узбекскому законодательству 50% иностранной валюты, полученной от экспорта, необходимо обменивать на сумы по официальному курсу, который существенно ниже курса на черном рынке. Более того, процесс порою сильно затягиваются (вплоть до одного года).

Пожалуй, еще один существенный ограничитель для торгового и экономического сотрудничества США с Узбекистаном – возможность конфискации последним имущества иностранных инвесторов за нарушение законодательства или невыполнения контракта. Этой возможностью Узбекистан пользовался уже не раз в отношении германских, голландских, турецких и российских кампаний.

Все это свидетельствует о том, что принципы построения торгово-экономического сотрудничества США и Узбекистана чрезвычайно разнятся. Именно поэтому торгово-экономические контакты двух стран находятся на таком низком уровне.

В 1994 году США заключили с Узбекистаном инвестиционный договор. Американский сенат согласился его ратифицировать в 2000 году с условием, что США не будут производить обмен ратификационными грамотами до тех пор, пока Узбекистан не будет соответствовать положению Договора полностью. Однако Узбекистан до сих пор держит под жестким контролем конвертацию, что делает невозможным обмен ратификационными грамотами.

В Вашингтоне понимают, что в ближайшее время наладить торгово-экономическое сотрудничество с Ташкентом будет практически невозможно. Такие иллюзии испытывает, пожалуй, Турция (верный геополитический союзник США), однако для американских инвесторов и бизнесменов условия, предлагаемые Узбекистаном просто неприемлемы. И все же Вашингтон рассматривает Узбекистан как главного партнера в Центральной Азии, что связано целиком и полностью с геополитическими конфигурациями в регионе. В Ташкенте считают, что могут сохранять свою автономность в политике, продолжая экономическое сотрудничество с другими мировыми акторами (Россия и Китай).

Действительно, любое суверенное государство обладает правом на самостоятельное осуществление своей внутренней и внешней политики. Однако проблема в том, что характер военного и политического сотрудничества Узбекистана с США противоречит национальным интересам этой центрально-азиатской республики.

Узбекистан, в целом, способен самостоятельно обеспечивать свою национальную безопасность. Однако в свете возможной афганизации региона гораздо привлекательней для Ташкента было бы сотрудничество с ОДКБ, в которую входят все центрально-азиатские республики, кроме Туркменистана. Однако Ташкент, похоже, рассчитывает получить от краткосрочного сотрудничества с США преференции. Такая позиция Узбекистана крайне выгодна США, поскольку позволяет ослабить потенциал ОДКБ в решении вопросов коллективной безопасности Центральной Азии.

Отношения США и Узбекистана сегодня напоминают дом, в котором нет фундамента (экономические и торговые контакты). Такая конструкция обречена на разрушение, однако проблема в том, что она может больно ударить не только по Узбекистану, но и по всей Центральной Азии, разрушив сложившийся баланс сил по обеспечению коллективной безопасности. К тому же в такой стране как США никогда не будут молчать по поводу закрытости и избирательности экономики Узбекистана для иностранных партнеров и инвесторов. Все это заставляет задуматься, стоит ли игра под названием «Go, West» для Ташкента свеч.

Подшивка

Другие публикации


09.01.19
Журнал «Освобождение». 1903. №17 (41)
09.01.19
Журнал «Освобождение». 1903. №15/16 (39/40)
20.11.18
Журнал «Освобождение». 1903. №14 (38)
20.11.18
Журнал «Освобождение». 1903. №12 (36)
20.11.18
Журнал «Освобождение». 1903. №11 (35)
VPS

Новости партнёров


Загрузка информера...