Статьи

Покаяние: грузинское общество должно осмыслить «эпоху Саакашвили» / Дмитрий Мониава

08.08.2014 10:54Источник: Грузия и Мир

Иллюстрация: rferl.org

Диалог с прошлым – довольно трудное дело, особенно тогда, когда это прошлое олицетворяет Михаил Саакашвили.

Очень сложно слушать человека, который со всей серьезностью величает себя «основателем грузинского государства», так, чтоб не вспомнить об изолированном от внешнего мира саде на улице Асатиани, по которому раньше, в меру возможностей степенно прогуливались самопровозглашенные Парнавазы, Наполеоны и Македонские. Зачем Саакашвили закрыл психиатрическую лечебницу на улице Асатиани? Это одна из самых больших загадок «революции роз», за которой, может статься, скрывается что-то очень личное.

Публично высмеивать человека, страдающего ментальным расстройством, не велика заслуга, а слушать его и, тем более, обсуждать его идеи – пустая трата времени. Единственное, что можно сказать об его комментариях последнего времени (разумеется, это субъективное мнение), это то, что Саакашвили кране нервозен, и кроме собственной безопасности его, очевидно, уже ничего на этом свете не интересует. Соответственно, он скучен, как любой человек, сконцентрированный на одном единственном вопросе.

Мы на протяжении лет наблюдали за фигурантом, и наверно, нелишне будет отметить, что если все лидеры западного мира, вместе с шефами спецслужб придут к Саакашвили, чтобы успокоить его и уверить, что они, с 99%-ной вероятностью, не передадут его грузинским правоохранителям, его мятущееся сознание ухватится за тот единственный оставшийся процент и начнет конструировать вокруг него кошмарные сценарии.

Мы не раз убеждались, что глаза у страха Михаила Саакашвили непропорционально велики и, предположительно, этот страх заставит его допустить роковую ошибку. Известный диктатор-людоед из Центральной Африки, Жан-Бедель Бокасса, мирно проживал во Франции, когда его заочно осудили на родине. А в 1986-м Бокаса сделал шаг, которому весьма трудно найти логическое объяснение, и в надежде, что народ вернет ему трон, внезапно прилетел в  Центральноафриканскую Республику, где, как и следовало ожидать, был немедленно арестован.

Понятно, что Саакашвили так не поступит. Бокасса, несмотря на то, что был отвратительным диктатором, являлся ветераном Второй Мировой войны и не жаловался на отсутствие храбрости. А этот наш «маменькин сынок» ничего подобного не посмеет. Главным здесь является другое: трансформация реальности в сознании сбежавшего диктатора и разработка некорректных, не соответствующих ситуации сценариев.

Бывший правитель Перу, Альберто Фухимори, после побега из страны жил в Японии, где экстрадиция ему никак не угрожала. Но на основании каких-то странных, непонятных расчетов, он вылетел в Чили, где был арестован и передан Перу.

Оба диктатора, предположительно, не осознавали разницы между своими старыми и новыми возможностями, а эмоциональное состояние помешало им в объективной оценке ситуации.

В случае Саакашвили, к этому добавляется панический страх, именно тот страх, который в августе 2008, в центре Гори, побудил его к постыдному бегству (и не только к нему). Рано или поздно, и он, предположительно, допустит фатальную ошибку, не в точности такую, как Бокасса и Фухимори, но другую, неповторимую и незабываемую.

Если внимательно проанализировать интервью его соратников, с большой вероятностью, можно прийти к заключению, что за этими омерзительными репрессиями и жестокостью стоял, прежде всего, всеобъемлющий, совершенно алогичный страх Михаила Саакашвили. Он вечно боялся оппозиции, Патаркацишвили, Иванишвили, переворота, революции и т.д. И что главное, боялся народа.

Даже в том случае, если Саакашвили не попадет в грузинскую тюрьму и спрячется где-то за рубежом, до последнего вздоха именно страх будет играть в его жизни роль карцера самого строгого режима. В действительности, он уже арестован и наказан, хотя, скорее всего, до конца не осознает этого.

В принципе, все описанное – больше его проблема, чем наша. Пусть спорит с прокуратурой, защищается, но, несмотря на то, что его процесс будет весьма интересным, он, предположительно, постепенно переместится на периферию общественного внимания. Конечно, позже, чем это произошло в случае процессов Ахалая и Мерабишвили, но все-таки... Дело в том, что концентрация на прошлом в течение довольно долгого времени невозможна, а Саакашвили – прошлое, причем (судя по его последним комментариям), безнадежное прошлое. Так что, суд над ним в течение определенного времени сохранит важное место в общественных дискуссиях, хотя вскоре перестанет быть главной темой.

Однако прощание с прошлым не означает его перечеркивания. Суд над Саакашвили связан с оценкой периода его правления и поиска в новейшей истории надлежащего места для него. Что это было? Для чего? Какие мы сделали выводы? Без критического осмысления этого (так же, как и любого другого) исторического опыта, нам вновь придется «ходить по кругу».

«Националы» считают, что в 2003 году в истории Грузии началась новая эпоха, и отрицают ее связь с ближайшим прошлым. Кроме того, они столь же эмоционально открещиваются и от связи с реальностью, создавшейся после выборов 2012 года. Это можно назвать неким «историческим сепаратизмом». Отрицание прошлого и настоящего толкает их к тому, чтобы рассматривать «свою эпоху» как совершенно отличное, обособленное явление, и что самое главное, требовать от других ее однозначной оценки. Такой подход уподобляет исторический процесс не течению реки (известная метафора), а серии прыжков.

Это, как ни парадоксально, приводит к полному отрицанию «эпохи Саакашвили» большей частью общества. Множество людей предпочитает, попросту, перечеркнуть «эпоху Саакашвили» точно так же, как «националы» перечеркнули «эпоху Шеварднадзе». Их логика понятна – если «националы» желают получить однозначную оценку в примитивной системе координат «плохой-хороший», вот вам и однозначная оценка! А ведь в истории не существует ничего однозначного, и невозможен полный разрыв связи между различными периодами. Невозможно понять «эпоху Саакашвили» без анализа ее связей с «эпохой Шеварднадзе», или «эпоху Иванишвили» - без наблюдения над «эпохой Саакашвили» и т.д.

В конечном итоге, вместо осмысления исторического опыта, мы получаем театр абсурда. Поскольку в Грузии широко распространено когнитивное расстройство, подразумевающее оценку всей системы на основании оценки одной детали, полемика принимает весьма странный характер. «Националы» говорят, что полицейские перестали брать взятки, и тут же переходят к утверждению, что, исходя из этого, «их эпоха» в целом была прекрасна. А их оппоненты говорят, что эти же полицейские начали пытать, убивать и насиловать сограждан (в гораздо больших масштабах, чем в «период взяточничества»), и тут же заключают, что рассматриваемая эпоха была полным кошмаром. То же касается и экономики, политики, военного дела, культуры и т.д.

В этой неразберихе теряется одна важная идея – формирование режима Саакашвили, со всеми мерзостями, которые с ним связаны, было бы невозможно, если б не широко представленные в обществе некорректные взгляды и темные инстинкты. Режим, прежде всего, держался на этом, а не на поддержке иностранцев, которые, несмотря на свои сомнительные мотивы, никогда не поддержат того, что вообще не имеет опоры среди населения.

Между прочим, в октябре 2012 года эта «темная сторона» отнюдь не исчезла из (под)сознания общества. Саакашвили не прилетел с Марса, его породило грузинское общество, и оно же сделало возможным создание его безобразного режима. Поэтому, вероятно, крайне важно, чтоб с судом над Саакашвили грузинское общество связало хотя бы минимальную попытку разобраться в себе и осознать свою роль во «всей этой истории».

Не было только истории режима Саакашвили, или истории движения сопротивления. Это была история болезненной трансформации, надежд и разочарований, любви и ненависти каждого из нас (и общества в целом). Сегодня Германия, возможно, потому и является одной из самых развитых и гордых стран мира, что в свое время не испугалась взглянуть в глаза собственному прошлому.

Некоторым проведение подобных параллелей может показаться неоправданным, но, по моему субъективному мнению, это был именно фашизм. Любой желающий может перечитать «14 признаков фашизма» Лоуренса Бритта, и сказать, какой из них не был представлен в Грузии времен Саакашвили (или ознакомиться со статьей в «Грузии и мире» от 15 мая прошлого года – «Обыкновенный фашизм Михаила Саакашвили», где этот вопрос рассмотрен, так сказать, «конспективно»).

Мы можем называть это «протофашизмом», «квазифашизмом», «безмозглым и несостоявшимся фашизмом», но сути проблемы это не изменит. Подобное неуважение к правам человека возможно только в условиях фашистского режима, и горькая правда состоит в том, что грузинское общество сделало возможным его формирование. Желательно не устраивать на этой почве (короткий и театрализованный) сеанс самобичевания, а  разобраться, что же с нами произошло.

Саакашвили не сможет поступить так, как некоторые диктаторы старой закалки перед расстрелом: «Стреляйте в сердце, солдаты! Да здравствует наша великая Родина!», он на это не способен. В последнее время он ведет себя как последний клоун и, возможно, пытается достичь двух целей. Он, предположительно, желает подчеркнуть несерьезность процесса и вызвать сочувствие аудитории.

И в самом деле, невозможно относиться к клоуну с полной серьезностью, даже если его руки запачканы кровью. И если суд вынесет обвинительный приговор, вероятность того, что  общественность с отвращением отвернется и постарается как можно скорее забыть этого клоуна (а это даст ему возможность уползти подальше и спрятаться), будет достаточно велика. Но дело в том, что мы не имеем права ничего забывать, и должны в полном объеме осмыслить прошлое, дабы создать лучшее будущее.

Подшивка

Другие публикации


09.01.19
Журнал «Освобождение». 1903. №17 (41)
09.01.19
Журнал «Освобождение». 1903. №15/16 (39/40)
20.11.18
Журнал «Освобождение». 1903. №14 (38)
20.11.18
Журнал «Освобождение». 1903. №12 (36)
20.11.18
Журнал «Освобождение». 1903. №11 (35)
VPS

Новости партнёров


Загрузка информера...