Статьи

Пробужденный Крым: сколько осталось существовать Меджлису? / Станислав Стремидловский

29.03.2014 00:15

29 марта 2014 года в Бахчисарае пройдет внеочередное заседание VI Курултая (национального съезда) татар Крыма. Его организует Меджлис, исполнительный орган Курултая. На повестку вынесен один вопрос: "Об общественно-политической ситуации в Крыму и задачах органов национального самоуправления крымскотатарского народа". Но не станет ли это собрание последним для Курултая и в особенности для Меджлиса татар Крыма?

Накануне, 21 марта, в Симферополе прошло торжественное возложение цветов к памятнику великого крымскотатарского просветителя и мыслителя Исмаила Гаспринского. Выступали национальные музыкальные коллективы, общественные деятели и поэты. С речью обратился лидер Меджлиса Рефат Чубаров. Автор этих строк стал свидетелем примечательного разговора между двумя крымскотатарскими старичками, они стояли рядом со мной. "Почему Рефат не говорит главного, - спросил один другого. - Почему он не говорит, что Исмаил-бей выступал за союз русских и тюрок, мусульман?".

Хороший вопрос и если бы только он один. Из разговоров с "русскими" (под которыми сегодня в Крыму понимают не только этнических русских, но и представителей иных этносов, ориентированных на русский язык и культуру) и "татар" (непосредственно сами крымские татары) складывается впечатление, что Меджлис допускал серьезные ошибки в прошлом и допускает еще более серьезные ошибки в настоящее время.

Во-первых, вопреки заявлениям о препятствовании крымскими властями официальной регистрации Меджлиса, похоже, что его руководители сами не были заинтересованы в легализации статуса. А зачем? Ведь неформально лидеры Меджлиса сверху и донизу и так контролировали действия значительной части своих соотечественников. Более того, их "визы" по ряду вопросов требовали местные чиновники. Нам, группе журналистов ИА REX и политического телеканала KREML.TV, крымские татары рассказывали истории, как представители "Крымэнерго" или землемеры отправляли их получать согласие меджлисовцев на подключение домов к энергосетям или для обмера участков. Ради справедливости скажем - у нас нет информации, что Меджлис получал за подобное "визирование" деньги. Но власть имел.

Во-вторых, жители полуострова, особенно "русские", крайне негативно восприняли намеки руководства Меджлиса на "возможные столкновения". Эти заявления резко активизировали градус напряженности и вызвали невиданную до того в Крыму самоорганизацию "русских". В городах и поселках мужчины стали создавать отряды самообороны, как выразился в разговоре с нами один феодосиец, "достали из чулана и начистили ружья", готовясь защищать свои семьи. К счастью, до межэтнических боев дело не дошло. Однако сама возможность подобного исхода в результате заставила дистанцироваться друг от друга "русских" и "татар". Причем, хуже приходится сегодня именно крымским татарам, многие из которых не знают, как им теперь смотреть в глаза своим соседям. Некоторые "татары", испытывая дискомфорт, сами начинают заводить с "русскими" разговоры, что они-то вовсе не против России, а за.

В-третьих, попыткой устроить бойкот голосования по референдуме о статусе Крыма Меджлис показал себя неинтересным партнером для диалога. И не только. Сама организация этого бойкота выглядела попыткой разделить крымскотатарское общество на "чистых" и нечистых". Даже нам, москвичам, было неприятно слушать на избирательных участках в микрорайонах компактного проживания крымских татар рассуждения молодых активистов Меджлиса о своих соотечественниках, решивших проголосовать, как о "зомбированных". На этом уже подскользнулись украинцы, поделившие свой народ на "свидомых" и "рабов", жаль будет, если такую же ошибку повторят крымские татары.

Что в итоге? Меджлис поддерживает вовсе не весь народ. Его противники считают, что в сложившейся ситуации Меджлис не должен продолжать свое существование, поскольку это тупиковый путь. Крымские татары смогли бы наиболее эффективно отстаивать свои права, интегрируясь в политическую элиту и руководство полуострова. Возможно, на какой-то период понадобиться квотировать их представительство в исполнительных и законодательных органах власти. Однако в перспективе главным критерием должен выступать профессионализм. Процитированная точка зрения сейчас не является доминирующей в среде крымских татар. Но она появилась, она есть. Что будет дальше , поживем - увидим. Пока оппозиция Меджлису надеется получить помощь в организации СМИ, газет и телеканала, которые бы позволили разрушить монополию меджлисовцев в информационном поле.

Подшивка

Другие публикации


09.01.19
Журнал «Освобождение». 1903. №17 (41)
09.01.19
Журнал «Освобождение». 1903. №15/16 (39/40)
20.11.18
Журнал «Освобождение». 1903. №14 (38)
20.11.18
Журнал «Освобождение». 1903. №12 (36)
20.11.18
Журнал «Освобождение». 1903. №11 (35)
VPS

Новости партнёров


Загрузка информера...