Статьи

«Атомные травмы» Литвы: политики против людей и экономики / Денис Гайшун


Гонка за лидерство в атомной энергетике среди государств Балтийского региона набирает обороты. Пока вперед продвинулись только Россия и Беларусь, остальные – в течение нескольких лет застряли на стадии обсуждения проектов. Острее всего этот вопрос стоит в Литве, в одночасье лишившейся благодаря Евросоюзу статуса «атомного» государства, а дилемма строительства новой АЭС расколола литовское общество и политическую элиту страны.

Строительство атомных электростанций сейчас является одним из ключевых направлений развития энергетической сферы Восточной Европы. В настоящее время планируется строительство АЭС в Калининградской области России, Островецкой АЭС на западе Беларуси, Висагинской АЭС в Литве и двух атомных электростанций на балтийском побережье Польши.

Дефицит электроэнергии в регионе обусловлен, прежде всего, закрытием по требованию Брюсселя литовской Игналинской АЭС, последний реактор которой был остановлен 31 декабря 2009 года (хотя технически возможный срок его эксплуатации – до 2032 года). Сама атомная станция была построена в СССР в 1983 году. В ней использовались водографитовые атомные реакторы большой мощности 1500 МВт канального типа на тепловых нейтронах (РБМК-1500), аналогичные реакторам Чернобыльской АЭС, взрыв которой и послужил первопричиной требований ЕС о закрытии ИАЭС. Благодаря Игналинской электростанции Литва была энергонезависимой, обеспечивая собственные энергопотребности и поставляя электричество соседям – России, Беларуси, Польше, Латвии и Эстонии.

Поэтому с возникновением спроса у всех стран, лишившихся литовской энергии, и появились атомные проекты, но уже в обход самой Литвы. Так, в Беларуси идет строительство Осторовецкой АЭС за счет российского кредита и с помощью российских специалистов, Латвия и Эстония – приглядываются к финнам и шведам, Калининградская область строит Балтийскую станцию. Польша же, взвесив вариант кооперации в области атомной энергетики с соседями, учла непредсказуемость и сложность в согласовании позиций Вильнюса, Таллинна и Риги, выбрав, таким образом, собственный путь.

Следует отметить, что быстрее всех в конъюнктуре энергетического рынка сориентировались белорусы, начавшие ударными темпами строительство БелАЭС в Гродненской области. Первый ее энергоблок планируется ввести в эксплуатацию уже в ноябре 2018 года, второй – в июле 2020 года. Хотя россияне и заявили о запуске первого реактора строящейся в Калининградском крае Балтийской АЭС в 2016 году, однако, по официальным данным, строительство затягивается на два года. Как предполагают эксперты, обе станции будут сданы примерно в одно время.

Более того, с вводом в эксплуатацию Балтийской АЭС и Белорусской АЭС надежность функционирования Прибалтийской энергосистемы повысится, и строительство еще одной гораздо более дорогой АЭС вряд ли можно будет обосновать экономическими причинами. Наверное, Литве выгоднее проводить модернизацию действующих генерирующих мощностей и импортировать электроэнергию из России и Беларуси.

Не случайно, даже сама идея строительства рядом с Игналинской новой Висагинской АЭС, подрядчиком которой выступила японская фирма Hitachi с обязательством сдать объект к 2022 году, не нашла понимания ни в литовском обществе, ни среди политической элиты страны.

Как итог, по результатам проведенного в Литве референдума, против строительства проголосовало более 62% жителей страны. Хотя референдум и носил консультативный характер, но, вероятно, «демократический» официальный Вильнюс должен принять во внимание глас народа.

Более того, ряд политиков выступили с открытым протестом в адрес инициаторов строительства АЭС. Так, председатель Партии зеленых и ныне кандидат в президенты Литвы Линас Бальсис, выступая на заседании комитета Сейма по экономике, призвал больше инвестировать в возобновляющуюся энергетику, увеличивать ее эффективность, а не реализовывать атомные проекты.

Также экс-министр экономики Литвы Бируте Весайте в эфире местной радиостанции «Жиню радиас» заявила, что Литве следует приостановить реализацию Третьего энергетического пакета ЕС, чтобы получить скидку у «Газпрома» в 20%, которую получила Латвия и Эстония, и что Литва должна отказаться от предложения Hitachi по строительству новой АЭС в стране, поскольку, по мнению министра, это предложение для Литвы невыгодно.

Интересным оказалось и выступление старосты Христианской партии в Сейме Видмантаса Жемялиса, заявившего, что «…такой грандиозный проект, первый за историю независимой Литвы, принимается правительством с закрытыми глазами. И это преступление против государства». Далее политик привел шокирующие подробности: концессионное соглашение, подготовленное Hitachi, составлено на английском языке (хорошо что не на японском), а члены Сейма даже не получили официального перевода, в данном проекте много засекреченной информации, не раскрывающей способы строительства, перечень работ и посредников.

По мнению некоторых аналитиков, подобное негативное отношение к строительству Висагинской АЭС, способной, казалось бы, предоставить Литве долгожданную энергетическую независимость, вызвано рядом причин.

Во-первых, людей пугает, что реактор строит Hitachi наподобие атомной электростанции «Фукусима-1», авария на которой в марте 2011 года вызвала волну протестов во всем мире с требованием отказаться от мирного атома.

Во-вторых, такой маленькой стране атомная энергетика возможно и не нужна, существуют альтернативы, которые можно использовать. Более того, это нецелесообразно с экономической точки зрения. Сегодня цена электричества в регионе около 15-16 центов за кВтч. Капитальные затраты на строительство ВАЭС будут в 2 раза выше, чем, например, у российских проектов, как результат – стоимость вырабатываемой электроэнергии составит до 25 центов за кВтч (в 1,7 раза больше текущих цен на оптовом рынке). Кто гарантирует, что граждане Литвы не будут насильно обязаны покупать дорогое электричество, вырабатываемое на станции? К примеру, правительство уже обязало всех потребителей покупать не менее 25% своих потребностей газа с будущего терминала в Клайпеде, вне зависимости будет цена такого газа выше рыночной или нет.

В-третьих, пропаганда со стороны консерваторов во главе с Андрюсом Кубилюсом открыла гражданам глаза на то, что данный проект в первую очередь является политическим, идеологическим и направлен на рост конфронтации в регионе.

Также интересен тот факт, что Литва осталась единственной страной, отказавшейся принимать участие в консультациях, организованных Росатомом по оценке воздействия на окружающую среду Балтийской и Островецкой АЭС, в отличие от Латвии, Германии, Польши, Эстонии, Финляндии, Дании, Норвегии и Швеции.

Скорее всего, амбиции бывшего «атомного» государства, «застилают глаза» литовскому правительству на возобновление конструктивного диалога в духе взаимовыгодного сотрудничества с Беларусью и Россией в вопросе строительства Балтийской и Островецкой АЭС.

Подшивка

Другие публикации


09.01.19
Журнал «Освобождение». 1903. №17 (41)
09.01.19
Журнал «Освобождение». 1903. №15/16 (39/40)
20.11.18
Журнал «Освобождение». 1903. №14 (38)
20.11.18
Журнал «Освобождение». 1903. №12 (36)
20.11.18
Журнал «Освобождение». 1903. №11 (35)
VPS

Новости партнёров


Загрузка информера...