Статьи

Курды - основные бенефициары гражданской войны в Сирии? / Иннокентий Адясов

06.11.2013 11:05

Этнографический Курдистан

Военная инициатива в Сирии в последние недели плотно перешла к правительственным войскам и парамилитарным проправительственным вооруженным формированиям. Центральным властям удалось установить достаточно устойчивую связь с крупнейшим сирийским городом и северной столицей страны - Алеппо, где правительственные силы находились в фактической полублокаде (снабжение осуществлялось либо по воздуху, либо отдельными сухопутными конвоями) практически с конца лета - начала осени 2012 года.

Судя по всему, в ближайшее время стоит ожидать серьезного наступления правительственных войск на восточный сектор Алеппо, который до сих пор контролируется мятежниками. Военные эксперты объясняют последние успехи режима Башара Асада многими факторами: усилением противоречий внутри лагеря мятежников, резко возросшим профессионализмом ударных частей Сирийской Арабской Армией (в последние месяцы резко увеличилась активность правительственной авиации), активной вовлеченностью в сирийский конфликт на стороне правительства хорошо подготовленных и имеющих немалый боевой опыт боевиков ливанской "Хизбаллы" и многочисленных шиитских формирований из Ирака.

Все это, безусловно, правильно. Но, пожалуй, есть и решающий фактор - фактический военный союз между режимом Башара Асада и сирийскими курдами. Курдские военные формирования уже установили контроль над большой частью сирийско-турецкой границы в результате весьма кровопролитных боев с разнообразными формированиями мятежников, прежде всего с джихадистами из "Джебхат ан-Нусра" и "Исламское государство Ирака и Леванта". Курдские военные формирования по факту контролируют сейчас полосу Северной Сирии от Турции до Ирака. В этой полосе расположены основные сирийские месторождения нефти, пиратской добычей и продажей которой курды сейчас активно занимаются.

Небольшие базы правительственных войск в этой полосе остались, но основные силы были выведены из мест компактного проживания курдов Башаром Асадом еще летом 2012 года (эти силы были направлены в основном на защиту Дамаска и прибрежной полосы, и такой шаг, судя по всему, был стратегически правильным для выживания нынешнего сирийского режима).

Отношение курдов к гражданской войне в Сирии претерпело очень серьезные изменения за последние полтора года. На первом этапе внутрисирийского конфликта курды объявили о нейтралитете и старались держать вооруженный нейтралитет (другой вопрос, как курдские формирования смогли так быстро вооружиться). Основной целью курдских группировок было установление фактического контроля над местами их компактного проживания и недопущения вторжения в эти районы ни правительственных войск, ни сил вооруженной оппозиции.

Однако летом 2012 года после начала активной экспансии джихадистов в провинции Алеппо (исторически курды контролируют северную часть города Алеппо) начались эпизодические столкновения между курдами и боевиками оппозиции сначала в городе и провинции Алеппо, потом вооруженное противостояние перенеслось на северные провинции Хасаке и Ракка. Однако среди курдских курдов тогда не было единства по отношению к оппозиции: "Партия демократического союза" выступала за фактический мир с исламистами.

Джихадисты очень быстро перешли к открытому террору против курдского населения и на первый план среди курдов вышли ополченцы из "Комитетов народной защиты", которые входят в курдскую "Партию демократического союза" (режим Башара Асада к этом у времени стал активно снабжать курдских ополченцев тяжелыми вооружениями). Эскалация боестолкновений (причем моментами крайне жестоких) между курдскими ополченцами и джихадистами началась весной 2013 года. 

Первой серьезной победой курдов стало освобождение в июле этого года города от исламистов города Рас-эль-Айн. В июле-августе курдские формирования стали активно выбивать исламистов из пограничных с Турцией территорий (Анкара была вынуждена в срочном порядке перебросить армейские подразделения к границе с Сирией). Переход под контроль курдов большей части границы с Турцией очень быстро сказался на поставках боевикам оппозиции оружия и боеприпасов-их стало резко не хватать.

Как следствие - правительственные силы смогли начать весьма успешную операцию в районе сначала Хомса, а потом и Дамаска (как бы случайно в момент успешной операции правительственных сил под Дамаском было применено химическое оружие). 

Сейчас основа тактики сирийских курдов - не только организация собственной инфраструктуры (как гражданской, так и военной) в местах их компактного проживания , но и максимальный контроль над нефтяными полями в стране. В Хассаке расположены пять нефтяных месторождений, в Дейр эз-Зур — шесть, шесть — в Ракке. Большинство из них-вне контроля правительственных сил, хотя режим Башара Асада предпринимает попытки вернуть себе нефть.

В силу того, что боевики оппозиции не могут уже эффективно контролировать все ранее захваченные территории, курды заполняют вакуум влияния и официальный Дамаск пока зарывает на это глаза. Вопрос - как долго будет длиться такое неведение? 

Нельзя сказать, что отношение до начала длительного внутрисирийского конфликта правящего в Дамаске режима к курдскому меньшинству было благосклонным. Многие курды в Сирии до начала гражданской войны не имели сирийского гражданства, курды не получали никаких отчислений от добычи нефти, их выступления как за экономические, так и политические права подавлялись весьма жестоко.

Весьма маловероятно, что курды будут готовы отдать занятые позиции (как военные, так и экономические) без серьезного сопротивления. Сейчас сложно говорить о будущем формате территориально политического устройства Сирии (или конгломерата образований, которых могут появиться на ее территории). Но, как представляется, самая широкая автономия по типу иракской - минимальное, на что могут согласиться сирийские курды. И скорее всего, такая автономия не будет долговечной, а некой транзитной формой - курды один из самых больших (или даже самый большой) разделенный народ в мире.

Более чем 30 миллионов курдов живут в области, которая включает части Турции, Ирака и Ирана, а также Сирии. Курды говорят на нескольких диалектах и часто представлены множеством зачастую противоположных политических партий и организаций. Но все многочисленные курдские партии едины во всем-конечная цель создание единого курдского государства, которое было обещано курдам еще по итогам Первой мировой войны (то есть скоро идеи курдского государства исполнится сто лет).

Как следствие, к сожалению, можно признать, что окончание кровопролитного и длительного внутрисирийского конфликта может стать только прологом к радикальному (и весьма вероятно еще более кровавому) переделу существующих границ на стыке Турции-Ирака-Сирии-Ирана.

Подшивка

Другие публикации


27.01.18
Kazakhstan’s Think Tanks / Marat Shibutov
22.01.18
88 intellectuals of the public field of Kazakhstan / Marat Shibutov
27.10.17
Ежегодники «Исследования по истории русской мысли» за 20 лет (1997–2017)
17.10.17
В российскую элиту объявлен набор. Но каковы требования и каковы кандидаты? / Дмитрий Буянов
10.10.17
Иосиф Сталин отвечает на актуальные вопросы современности / Марат Шибутов
VPS

Новости партнёров


Загрузка информера...