Статьи

Почему «Украина» - окраина, а не страна? / Федор Гайда

25.08.2013 17:45

Сокращённая версия статьи кандидата исторических наук Фёдора Гайды, полный текст которой выйдет в свет в историческом альманахе "Русский Сборник".

Трактовка, в соответствии с которой понятие «Украина» изначально означает не окраину, а целую страну, появилась в украинской околоисторической публицистике лишь в сравнительно недавнее время. Родоначальник украинской националистической историографии М. Грушевский, оперировавший такими забавными понятиями как «древнеукраинские племена» или «Русь-Украина», все же считал слово «Украина» производным от «окраины» (древнерус. оукраина). Согласны с ним и поляки.

Однако эмигрантская публицистика уже приступила к мифологизации этого названия. Бывший член Центральной Рады С. Шелухин (юрист по образованию, не имевший специальной исторической подготовки) попытался вывести «Украину» из глагола «украяти» - отрезать. В противоположность ей «окраина», по его мнению, происходит от глагола «окраяти» - оградить, ограничить. Однако таких слов в древнерусском языке не зафиксировано. «Словник староукраїнської мови. XIV-XV ст.» также таких глаголов не знает. Зато он знает переход церковнославянского диграфа «оу» в букву «о»: например, глагол «окрасити» произошел от церковнославянского глагола «оукрасити». Так же и «окраина» произошла от «оукраина».

Тем не менее, обуянные патриотическим порывом мифологизаторы не сдаются. Филолог Г. Пивторак (академик НАН Украины) предлагает иной вариант: он упоминает праславянское существительное «украй» (*ukrajь), которое якобы означает и границу, и обособленную территорию. Поскольку опять же в древнерусском языке такое слово не известно, приходится утверждать, что «Украина» - название праславянское. Вероятно, древние предки украинцев (праукраинцы? древние укры?) считали его сакральным и потому всуе не поминали… Зато они почему-то охотно произносили слова «край» (земля, конец, предел) и «краина» (край, область, окраина). Таким образом, вместо слова и корня «край», от которого и произошли «окраина» и «Украина», измышлено слово и корень «украй».

Слово «вкрай (украй)» есть в современном украинском языке, но это причастие и означает оно «очень, слишком, чересчур, до краев», то есть имеет отношение к некой границе («І день встає в своїй красі, налитий сяйва вкрай» (В. Сосюра); «Овідій був украй здивований» (М. Рильський)). В данном случае очевидно, что это слово произошло от соединения предлога «в» и существительного «край». Но в таком случае откуда у «Украины» приставка «у-», если не от древнерусской «оукраины»? Неужели же «Вкраина/Украина» - это «Чересчурина»?..

Не поможет и современное украинское существительное «країна» (страна), ибо в древнерусском языке оно в таком значении отсутствовало, а «краиной» тогда называли опять-таки окраину.

Наличие многочисленных «(о)украин» в древнерусских летописях (на которое авторы данной гипотезы ссылаются как на аргумент в ее пользу) еще не означает, что это слово было связано с территорией всей Руси: переяславская, галицкая, псковская земли имели свои окраинные, пограничные территории («(о)украины»). Первое летописное упоминание «оукраины», как известно, датируется 1187 г. и связано с князем Владимиром Глебовичем. Владимир Глебович – переяславский князь (1169-1187), внук Юрия Долгорукого, племянник и союзник Андрея Боголюбского и Всеволода Большое Гнездо, с 1183 г. активно участвовал в походах на половцев и обороне границ от их набегов, чем и прославился. Приведем пространный отрывок из Ипатьевской летописи:

«Сдоумав князь Стослав со сватом своим Рюриком поити на Половце в борзе изъездом поведахоуть бо им Половци близ на Татинци на Днепреиском броде и ехаша изъездом без воз. Володимер же Глебович приеха к ним ис Переяславьля с дроужиною своею испросися оу Стослава и во Рюрика ездети напереди с Черним Клобоуком. Стославоу же не любо бяшеть поустити Володимера напередъ передъ сны своими но Рюрик инии вси оубидишас зане бе моуж бодр и дерзок и крепок на рати всегда бо тосняся на добра дела князем же Роуским идоущим на ня и Щерных же Клобоук даша весть сватом своим в Половци. Половци же слышавше оже идоуть на ня князи Роустии бежаша за Днепр князем же Роуским не лзя бе ехати по них оуже борзо сполонился бяшеть Днепр бе бо весна и возвратишася во свояси на том бо поути разболеся Володимер Глебович болестью тяжкою еюже скончася. И принесоша и во свои град Переяславль на носилицах и тоу преставися мсца априля во 1ий днь и положен быс во цркви стго Михаила и плакашася по нем вси Переяславци бе бо любя дроужиноу и злата не сбирашеть имение не щадяшеть но даяшеть дроужине бе бо князь добр и крепок на рати и моужьством крепком показаяся и всякими добродетелми наполнен о нем же оукраина много постона. В то же лет оумре сн Борис великаго Всеволода и положен быс в цркви стое Бце сборное подле Изяслава Глебовича. В то же лет воева Кончак по Рси с Половци по семь же почаша часто воевати по Рси в Черниговьскои волости и на тоу осень быс зима зла велми такои же в нашю память не бывала николи же».

Итак, летописец отмечает не только боевые качества Владимира Глебовича, но и его тесные отношения с черными клобуками – кочевниками, жившими на окраине Руси и бывшими ее союзниками. Далее летопись поясняет, почему именно пограничная украина «много постона» о князе: хан Кончак начал постоянно разорять порубежные земли по реке Рось и черниговское пограничье.

Второе летописное упоминание 1189 г. связано уже с галицкой окраиной. В 1189 г. безудельный князь Ростислав Иванович (Берладничич, сын Ивана Берладника) «еха и Смоленьска в борзе и приехавшю же емоу ко оукраине Галичькои и взя два города Галичькыи и отоле поиде к Галичю». Из Смоленска князь прибыл на окраины Галицкой земли, где в свое время прославился его отец. Отсюда Ростислав и начал свой поход на Галич.

Третье летописное упоминание 1213 г. также связано с галицкой границей, причем летописец более подробно говорит о ней: «Данилоу же возвратившоуся к домови и еха с братом и прия Берестии и Оугровеск и Верещин и Столп Комов и всю оукраиноу. Лестъко же велик гнев имея на Данилоу весне же бывши и ехаша Ляхове воевать и воеваша по Боугоу». Наименованы червенские города Забужья – галицкой окраины: Берестье (Брест), Угровеск (Угровск), Верещин, Столпье (Столп), Комов. Украинские публицисты предпочитают писать слово «Оукраина» с заглавной буквы, как будто так же писал и летописец. Однако это не так: в летописях заглавные буквы использовались только в начале повествования или раздела.

Еще более удивительно, что Пивторак в качестве аргумента приводит свидетельства летописцев XVI в. Так он цитирует Львовскую летопись под 1556 г.: «Крымской царь собрався хотех ити на царя и великого князя украйну, а пошел был на черкасы». Несколькими строками выше сказано: «А потому государь приговорил, с Тулы вышедши на поле, ждати, на которую царь Крымской украйну не поидет, на Рязань или в Одоев или в Козелеск, и царь и великий князь со всем местом поспети лзя, доколе не прийдет на украйну». Таким образом, указаны разные окраины России – Рязань, Одоев, Козельск – на которых ожидался крымский набег. Пивторак также приводит пример из Александро-Невской летописи (1563 г.): «Приходил ис Канева князь Михайло Вишневецкий на цареву и великого князя украйну, на Северские места». Летописец специально поясняет, на какую именно окраину пришел Вишневецкий, но украинскому академику сие не ясно. Это уже, как говорится, «вкрай», то есть слишком…

Между тем, есть многочисленные примеры славянских «украин» и «краин», которые мифологизаторы не упоминают. В I Псковской летописи под 1271 г. говорится о сёлах псковской «украины». Так же называлось любое пограничье Московской Руси: «украина за Окой», «крымская украина», «казанская украина», «немецкая украина» и т.д. Существуют многочисленные крайны у Сербии: Хорватская, Банатская, Славонская… Крайной в собственном смысле слова называлась историческая область в современной Словении (словен. Krajina, нем. Krain, лат. Carnia) – еще одно славянское пограничье. В опубликованной в 1847 г. статье Ю. Венелина «Окружные жители Балтийского моря» сообщалось, что пограничные славянские земли между Одером и Эльбой издавна именовались славянами «Украиной», от чего появились немецкие названия «Marchia Ucrana», «Marchionatus Ukranensis», «Ucker-Mark».

Наконец, если понятие «украина» изначально означало целую страну, то с чем связан тот факт, что ее население (т.е. население южной Руси) упорно продолжало называть себя «рускими/руськими», а самоназвание «украинцы» стало распространяться в кругах интеллигенции лишь во второй половине XIX века и широкое хождение приобрело лишь с 1917 года?

Подшивка

Другие публикации


23.07.14
Голос Волыни: «Лучше судимость, чем в армию» / Обзор украинской региональной прессы
22.07.14
Политику калининградского ученого мира в сфере гуманитаристики определяет Германия? / Андрей Выползов
22.07.14
Польским спецслужбам вновь припомнят «российских агентов» / Станислав Стремидловский
22.07.14
Газ для Киргизии, вода для Узбекистана, ЕС для Украины, США для Афганистана, Китай для Атамбаева
21.07.14
«Новороссия, с тобой Бишкек!»

Новости партнёров


Загрузка информера...